A- A A+


На главную

К странице книги: Сабитова Дина. Цирк в шкатулке.



Дина Сабитова

Цирк в шкатулке


Глава первая

Про то, как цирк «Каруселли» остался без клоуна, а лошадь Аделаида без эклера


Спать стоя не очень-то удобно. Даже если ты лошадь. Но если ты цирковая лошадь и работаешь в знаменитом цирке «Каруселли» — приходится приспосабливаться к любым условиям. Ибо всем известно, что цирковые лошади — самые некапризные существа на свете.

По правде сказать, цирк «Каруселли» не очень знаменит. Он ездит по маленьким городкам королевства, дает два представления каждый день и все равно уже много месяцев не может купить новые попоны лошадям и заказать афиши поярче.

Цирковая лошадь Аделаида проснулась от шума скандала, доносившегося из фургончика господина директора.

Ни минуты больше я не останусь в этом дешевом балагане! Меня приглашали в лучший столичный цирк, предлагали бенефис! А я прозябаю тут, потому что вам, видите ли, некого выпустить между номерами! — раздавался оттуда сердитый крик.

Аделаида знала: это скандалит клоун Пе. Еще Аделаида понимала, что такое бенефис. Это когда все сидят по своим клеткам или мелькают на подхвате. А представление состоит из выступления одного артиста. Потом кассирша отдает ему собранные со зрителей деньги, а артист поит всю труппу чаем с рогаликами, и каждому из животных достается то, что он особенно любит. Например, Аделаида любит пирожное эклер.

Значит, если клоун Пе уйдет, то эклер получит какая-то столичная лошадь.

Очень жаль.

Впрочем, покачала головой Аделаида, что можно ждать от человека с таким именем?

В мире очень много людей, собак и лошадей. Еще есть попугаи, обезьяны, кошки, воробьи и прочая мелкая живность.

А свободного места в мире совсем мало. Поэтому твое имя должно быть как можно длиннее, чтоб занять для тебя как можно больше места. Вот Аделаидино полное имя звучит так: Аделаида Беатриса Виолетта Гортензия Душка.

Последнее, впрочем, ей не нравится, но куда деваться, именно так ее чаще всего и зовут: «Душка, хоп!»

Иногда Аделаида специально не отзывается, ждет, когда ее позовут по-хорошему. Но, как вы помните, цирковые лошади — существа не очень капризные, поэтому ладно уж, иногда пусть зовут Душкой. Тем не менее зваться просто Пе — это недопустимое легкомыслие.

Аделаида еще раз подумала любимую мысль про длинные имена — она считала себя очень умной и рассудительной. Посмотрите хотя бы, какая у нее голова! У господина директора она в пять раз меньше. А ведь он наверняка полагает именно себя самым умным во всем цирке.

Между тем дверь фургончика директора распахнулась с неприятным треском, и клоун Пе выскочил из нее — весь красный и потный.

За ним выбежал директор и, заламывая руки, свистящим шепотом, чтоб никто не расслышал, пытался что-то сказать, оттесняя Пе назад в дверь.

Директору очень не хотелось, чтоб весь цирк «Каруселли» был в курсе причин скандала.

Хотя всем было понятно, что Пе попросил прибавки, а директор прибавки не дал.

Какая уж тут прибавка, когда вместо попон у лошадей — одни художественно сшитые между собой заплатки?

Через полчаса весь цирк от господина директора до самой последней крохотной собачки Китценьки знал, что Пе собрал чемодан и ушел. Ушел пешком, на прощанье плюнув в сторону вагончика директора и попинав колышек, к которому была привязана растяжка от шатра.

Клоун пересекал вытоптанный лысый пустырь, покрытый чахлой бурой травой, прихрамывая и волоча за собой тяжеленный чемодан.

Никто-никто не стал смотреть вслед покидающему цирк Пе. Потому что в цирке его недолюбливали.

Даже Китценька, которая была охоча до всяких зрелищ, и та отвернулась от уходящего Пе и побежала откапывать косточку, закопанную еще в четверг.

Пе не любили за то, что у него был противный характер.

Во-первых, он считал себя великим артистом. И поэтому полагал, что его имя на афишах должно быть написано большими красными буквами. А имена всех остальных участников представления — маленькими. И серыми.

В глубине души Пе был уверен, что можно обойтись вообще безо всяких прочих имен.

Во-вторых, Пе был очень жадным. То есть сам-то он, конечно, говорил, что просто-напросто бережлив. Но всем было очень неприятно, когда Пе заглядывал в кормушки к животным и ворчал, что на корм тратится слишком много денег, а деньги надо, по его мнению, тратить на жалованье великим артистам.

Его раздражала даже фарфоровая мисочка маленькой Китценьки, хотя ее содержимое никак не могло бы существенно увеличить благосостояние бережливого клоуна.

А в-третьих, у Пе не было чувства юмора.

Клоун без чувства юмора — это невозможная вещь, скажете вы?

Но Пе утверждал, что главное в выступлении клоуна не чувства, а точный расчет. Он носил с собой большой блокнот в коричневом кожаном переплете. Страницы блокнота покрывали таблицы и цифры. Пе высчитывал, сколько смехоединиц он ориентировочно получит на одну придуманную шутку, какова плотность шуток на выступление, сколько раз надо крикнуть «у-тю-тю» зато жалованье, которое платит ему господин директор цирка.

Коронной шуткой Пе было подойти к какому-либо зазевавшемуся мальчику в первом ряду и ухватить его двумя пальцами за нос.

Мальчик старался не плакать, потому что он верил: все, что делает клоун, смешно, а все, что происходит в цирке, — весело. Но лицо его делалось несчастным, а нос красным.

И тогда Пе кричал свое знаменитое «у-тю-тю!».

И все зрители смеялись.

Однако второй раз этот мальчик на представление не приходил.

Потому, когда в городке, где гастролировал цирк, кончались подходящие мальчики, цирку «Каруселли» приходилось ехать дальше.

Конечно, Пе полагал, что за такой научный подход к делу ему должны платить отдельно.

И вот именно сегодня он в очередной раз решил поставить этот вопрос перед господином директором. Он пришел к нему со своим блокнотом, в котором были аккуратно подсчитаны все шутки, все «у-тю-тю» и все ухваченные за нос мальчики — в знаменателе дроби. А в числителе стояло жалованье Пе.

Получалось, что если за мальчиков еще как-то уплачено, за шутки — также уплачено, хоть и мало, то «у-тю-тю» Пе исполняет себе в убыток.

В ответ господин директор пытался достать свои бухгалтерские книги, из которых было ясно, что поднять жалованье кому бы то ни было — совершенно невозможно, ведь сборов едва хватает на самые животрепещущие нужды.

Чем закончился разговор — уже известно. И теперь господин директор сидел на скамеечке у своего фургончика, обхватив голову руками, и что-то горестно бормотал. Иногда он поднимал голову и оглядывал грустными глазами окрестности.

Все было как всегда.

Развешивала на веревке, протянутой между фургончиками, выстиранное пестрое трико и занавески в мелкий синий цветочек наездница Рио-Рита.

Маленькая Китценька в третий раз перепрятывала свою косточку в новое место. У края пустыря тихо беседовали, щипая сухую траву, Аделаида Душка и несколько других лошадей.

Ослик Филипп бродил недалеко от них, с любопытством прислушиваясь к разговорам настоящих лошадей.

Хозяйка Китценьки, мадемуазель Казимира, сидела на ступенях своего фургончика и пила кофе со сливками.

Фокусник Иогансон вытащил на солнышко свой блестящий зеркальный столик и стучал по нему молотком, что-то озабоченно напевая. На прошлом представлении столик чуть не подвел его, когда бесследно пропавшие под шляпой кролики неожиданно полезли назад. И только громкое «у-тю-тю» клоуна Пе спасло номер от окончательного провала.

Гимнастов Флика и Фляка, а также жонглера Хопа не было видно: в это время у них как раз репетиция. Зато было слышно: судя по доносившимся голосам, Хоп уронил кому-то из гимнастов на голову булаву.

Человек-оркестр Мелодиус сварил клейстер и подклеивал растрепанные ноты.

Словом, директор видел всю труппу «Каруселли» за их обычными делами.

Не было только клоуна.

Дело в том, что цирк может в принципе обойтись без кого угодно: без жонглеров, без фокусников, без акробатов и даже (от этой мысли господин директор слегка побледнел, но честно додумал ее до конца) — даже без самого господина директора. Не может цирк обойтись только без животных и клоуна.

И как выйти из создавшейся ужасной ситуации, господин директор не знал. Он только грустно смотрел по сторонам и бормотал себе под нос: «Э-хе-хе… вот так номер».

И чем ближе был вечер, то есть чем меньше времени оставалось до представления, тем громче и печальнее становились вздохи директора.



Глава вторая

Про то, как господин директор провел общее собрание, а ослику Филиппу не удалось сменить амплуа

Китценька любила в своей жизни две вещи. Во-первых, она любила свою хозяйку мадемуазель Казимиру. А во-вторых, она любила представлять, что она большая и лохматая овчарка.

Как только у Китценьки выдавалась свободная минутка (а надо сказать, что в течение дня этих минуток случалось много-премного), собачка садилась в тенечке, закрывала глаза и начинала предаваться любимому делу. Мечтать.

Большую собаку все уважают. Никто-никто не подойдет к ней, не схватит неожиданно поперек живота и не начнет умиляться: «Ах ты моя маленькая, ах ты моя пусечка». Никто не будет целовать ее без явного на то согласия ни в нос, ни в пузико. Никто не будет задавать глупых вопросов: «А это щеночек? А где его мама?»

Большую собаку не будут звать сиропным именем типа «Китценька». Ее будут звать… ее будут звать Ромуальда…

…Никто не повяжет тебе глупый розовый бант на шею. Никто не будет кормить тебя финиками.

Китценька чуть приоткрыла глаз и встряхнулась.

Пожалуй, насчет фиников и банта она погорячилась. Бант иногда носить можно, он очень красивый и Китценьке идет. Да и финики — штука неплохая.

Надо бы сходить проверить, не выкопал ли кто Китценькину косточку.

Маленькие собачки любят грызть маленькие косточки. Но мечты Китценьки не позволяли ей заниматься такой ерундой. Поэтому косточки, которые она прятала, были достойны самой большой и сердитой собаки.

Размером косточки были почти с саму Китценьку. И поэтому перепрятать косточку — нешуточная работа, после которой требовалось как следует отдышаться, вывалив розовый язык. И еще хозяйка качала головой, когда видела кудряшки, спутавшиеся и запылившиеся во время создания нового тайника.

Китценька проведала закопанную косточку (все было в порядке) и решила, что неплохо было бы на полдник съесть парочку фиников.

Однако хозяйки, мадемуазель Казимиры, на месте, в их фургончике, не оказалось. Китценька обежала несколько фургончиков, пока наконец не сообразила, что мадемуазель Казимира, Хоп, гимнасты, наездница Рио-Рита, фокусник Иогансон и все остальные во главе с господином директором устроили общее собрание на манеже.

— … Неужели никто из вас не сможет заменить клоуна на вечернем представлении? Ведь вы всю жизнь в цирке и примерно знаете, что и как говорить? — Господин директор обвел грустными глазами всю труппу в надежде, что кто-либо найдет выход из постигшей их неприятности. — А я обещаю вам, что сегодня же дам объявление во все городские газеты и уже завтра к обеду у наших дверей будет стоять толпа желающих занять такую прекрасную вакансию!

Насчет толпы, конечно, никто не поверил, и господин директор слегка смутился, когда понял, что сам он тоже ни на минуту не сумел в это поверить.

Мадемуазель Казимира обвела глазами притихшую толпу, грустного, поникшего директора и вдруг сказала:

— Может быть, я попробую?… Это же на один только раз?

Услышав такое, Китценька от неожиданности присела на задние лапки и издала какой-то совсем не собачий звук.

Потому что мечты о большой овчарке — это лирика, но в остальное время Китценька очень любила свою работу.

Каждый вечер в цирке «Каруселли» Китценька работала маленькой белой кудрявой дрессированной собачкой. А мадемуазель Казимира, соответственно, работала дрессировщицей маленькой белой кудрявой собачки.

Казимира повернулась в ее сторону:

— Китценька, пусенька моя, не переживай так, это всего на один вечер!

Китценька не хотела быть собачкой клоуна. Даже на один вечер.

Фокусник Иогансон почесал длинный нос и задумчиво сказал:

— Ну в принципе, раз Китценька так огорчилась, то я могу на один вечер заменить мадемуазель Казимиру и побыть Китценькиным дрессировщиком.

Господин директор цирка, не веря своему счастью, приободрился, однако тут Иогансон сказал:

— Вот только кто вместо меня будет доставать кроликов из шляпы? Если меня кто-либо заменит, то я, пожалуй, заряжу шляпу белыми мышами. Мыши мелкие, и вытаскивать их гораздо легче, чем кроликов, — можно научиться за пару часов.

— Давай я выступлю с твоей шляпой, — сказал жонглер Хоп. — Пальцы у меня ловкие, я надеюсь, что получится. Но только кто-либо пусть заменит меня и покидает булавы, кольца и горящие факелы. Можно на такой случай кидать не пятнадцать штук, а три. Все равно будет красиво.

— Я умею жонглировать тремя апельсинами, — тихо сказала наездница Рио-Рита. — Наверное, можно попытаться и факелами, только я немножко боюсь огня, но это ничего…

Акробаты Флик и Фляк тихо советовались между собой, смогут ли они стать на этот вечер наездниками, а фокусник в сторонке уже начал учить Хопа обращению со шляпой.

И тут раздался застенчивый голос ослика Филиппа.

— Я вижу, что все мы друг за другом меняемся номерами. Я немного запутался, но если все к тому идет, можно я буду сегодня вечером скаковой лошадью?

Ослик Филипп настолько редко брал слово, что все от неожиданности сразу замолчали и повернулись в его сторону.

Молчание было таким долгим и ошеломленным, что ослик, умей он краснеть, непременно покраснел бы.

— Я понимаю, что не очень подхожу на роль лошади. И, наверное, лошадь справится с работой лошади намного лучше. Но ведь все вы сегодня…

Ослик не успел договорить, потому что в этот момент шляпа в неумелых руках Хопа с громким треском взорвалась и весь манеж обсыпало облаком цветного конфетти.

Первым очнулся господин директор.

— Извини, Филипп, — сказал он, стряхивая конфетти с обшлага рукавов. — Спасибо тебе за твое предложение. И всем спасибо за то, что вы, друзья, такие отзывчивые. И замечательные. Но я понял. Несомненно, так дело не пойдет, потому что каждый из вас нужен на вечернем представлении именно в своей роли. И только один человек во всем цирке совершенно ничем не занят во время представления. Именно он и заменит клоуна.

— Кто? — хором спросили все.

— Я! — ответил господин директор.

И закрыл собрание.



Глава третья

Про то, как господин директор пытался спасти положение, а лошадь Аделаида ему помогала

Сказать, что господин директор был совсем ничем не занят, конечно, несправедливо. Если зрители валят толпой и мадемуазель Казимира не справляется с продажей билетов, то господин директор садится в кассу помогать.

А еще он следит за порядком, за тем, чтобы все номера шли один за другим и никто не толкался за кулисами.

В этот вечер Казимира продавала билеты одна. Господин директор готовился к выходу на арену. Вернее, он уже минуты три стоял в бывшей гримерной клоуна Пе и растерянно оглядывался. Казалось, что по комнате пронесся небольшой смерч. Уходя, Пе даже выкрутил все лампочки, снял с окна занавеску в горошек, а царапины на стене у зеркала подсказывали, что унести зеркало клоун не смог только потому, что не хватило сил отломать его от стены.

На середину комнаты был выдвинут большой сундук с откинутой крышкой. Директор заглянул на дно сундука и увидел там только обрывок бечевки, помятый искусственный цветок и бумажку с нарисованным на ней кукишем.

За неделю до скандала, учиненного Пе, местный портной дошил клоуну новый костюм — из яркого блестящего атласа, с разноцветными пуговицами, отороченный полосатыми кантиками и с бубенцами на штанах. Когда Пе выбегал на манеж, бубенцы нежно звенели. Директору этот звон очень нравился. В тот день, когда портной принес готовый костюм, господин директор, прежде чем позвать Пе, закрыл дверь на три оборота ключа, задернул занавески и померил костюм сам. Атлас был такой приятный прохладный и гладкий, что господин директор, оглянувшись для верности на задернутые занавески, погладил себя по плечам и даже потерся щекой о рукав. И позвенел бубенчиками. Лучше всего бубенчики звенят, когда прыгаешь через табуретку.

И вот теперь, когда господин директор решил сам выйти на манеж в роли клоуна, его очень утешало, что он может, ни от кого не прячась, походить в новом атласном костюме и никто не станет над ним смеяться.

Вернее, наоборот: и все будут над ним смеяться, потому что он выступит в роли клоуна. Только это будет не обидный смех.

А костюма не было. Пе забрал его с собой — все кантики, все бубенчики, все цветные пуговицы…

Положение ужасное. Если господин директор выйдет на манеж в своем обычном сером костюме, никто не поймет, что он — клоун.

Господин директор достал из сундука цветок, сунул его за ухо и посмотрел в зеркало. Кажется, уже смешно, подумал директор. Самую чуточку — но смешно.

Он пододвинул сундук к зеркалу и присел на него.

Из зеркала на господина директора смотрело его собственное лицо. Немолодое, усталое, с грустными морщинками вокруг глаз.

«Какой уж тут клоун, — вздохнул директор. — Хорошо, сегодня обойдется… А завтра? Что делать завтра?»

Директор открыл ящик подзеркального столика. В самом его уголке завалялась старая коробка с остатками высохшего грима. Краска уже была почти вся вычерпана, и только в уголках маленьких железных лоточков еще было что выковыривать спичкой.

Директор наковырял сухого грима и раскрасил себе лицо.



Красный нос, белое лицо, черные галочки вокруг глаз. Еще директор пририсовал себе веснушки.

Получилось, на его взгляд, так себе.

— Не так уж и плохо, — услышал директор за спиной. С улицы к окну подошла Аделаида Душка. Она разглядывала директора, наклонив голову.

— Думаешь, все поймут, что я клоун? — с надеждой спросил директор.

— Не сразу, но поймут, — ободрила его Аделаида. — Правда, у меня есть одна хорошая мысль.

Вы помните, что лошадь Аделаида была очень умная. Она умела не только читать, но и писать. И теперь она протягивала господину директору кусочек картона, на котором было что-то нацарапано крупными буквами.

— Что это? — спросил господин директор.

— Видите, тут написано «КЛОУН». Мы повесим эту табличку вам на спину, и тогда все, даже те, к кому вы повернулись спиной и кто не видит вашего грима, прочитают и догадаются, что вы не господин директор.

Директор закусил губу. Ходить с табличкой на спине ему очень не хотелось. Но, с другой стороны, может быть, Аделаида права — это спасет положение. Ведь когда мы читаем в книге слово «клоун», нам тоже не показывают ни настоящих бубенчиков, ни пуговиц, ни кантиков, ни красного носа — но мы видим все это как наяву за черными буквами на белой бумаге.

Господин директор никогда еще не шел по своему собственному цирку с таким замиранием сердца. Директору казалось, что коридорчик, ведущий к занавесу, за которым открывалась арена, был возмутительно короток. Как ни старался господин директор оттянуть миг выхода на арену, но время неумолимо. И вот аплодисменты публики вознаградили старание акробатов, занавес распахнулся — и на нетвердых ногах господин директор вышел на арену. На самую середину.

— А… оты… я… — выдавил из пересохшего горла директор, не в силах поднять глаза на публику.

«Черт побери, — думал он, — какая это каторжно трудная работа, оказывается!»

В рядах зашептались: «Что? Что он сказал? Кто это?»

— А вот и я! — собравшись с силами, погромче сказал директор и растерянно оглянулся.

Надо было что-то делать. Клоун Пе в первом выходе обычно начинал громко плакать, выпуская струйки воды из закрепленных у глаз трубочек. В кармане у него была резиновая груша, он нажимал на нее, одновременно изображая громкие рыдания.

Дальше Пе произносил текст, который господин директор знал наизусть.

Но без фонтанчиков слез происходящее было бы непонятно.

Директор беспомощно потоптался на арене и наконец решился:

— Уважаемая публика! Вот представьте, что у меня из глаз брызжут слезы! И я плачу. Я говорю: «А-a-a!!! У-у-у!»

В публике никто не смеялся. Некоторые начали озадаченно перешептываться.

Но директор больше всего боялся, что мужество его покинет, и потому продолжал не останавливаясь:

— И я плачу!! Хотите узнать! почему я плачу! Потому что! у меня пропала! моя любимая собачка! Вы ее не видели? Нет? Я вам опишу ее: у нее сломана лапа, бок ободран, одного глаза нету, зубы выбиты, откликается на кличку Счастливчик.

На этом месте, когда выступал Пе, в зале раздавался смех.

Но публика все молчала, лишь легкий шепоток проносился по рядам.

А через полминуты с верхнего ряда донесся отчаянный детский плач:

— А-а-а! Мама! Собачка! Собачку жа-а-алко!!!

Директор уже понял, что шутка не удалась. Лоб его моментально покрылся испариной. «Что же мне сейчас делать?» — мелькнула у директора мысль. Но ответа на нее не было.

Между тем шум в рядах усилился, и директор увидел, что на арену спускается начальник полиции, держа в руках большой блокнот.

Господин директор, раз уж вы не зашли к нам в участок, то давайте снимем ваши показания здесь и сейчас. Рассказывайте, когда, при каких обстоятельствах пропала ваша собака, сделаны ли ей прививки и можете ли вы предъявить мне справку об уплате городского налога на содержание домашних животных. Я полагаю, что добропорядочные граждане с сочувствием отнесутся к вашей беде, и мы примем все меры по скорейшему отысканию животного, если, конечно, с налогами у вас все в порядке.

Директор растерялся. Как выходить из этого недоразумения, он не знал.

— Видите ли, господин начальник полиции… Никакую собаку на самом деле я не терял. Это была… как бы… понимаете… как бы шутка… и вот… чтобы смеялись… понимаете… глаз выбит… а зовут Счастливчик… это… смешно… — закончил директор упавшим голосом.

В продолжение его речи начальник полиции слегка побагровел.

Шутка, значит? То есть вы осознанно ввели представителя закона в заблуждение? Так-так!

Начальник полиции захлопнул блокнот и направился к выходу. На пороге он обернулся и строго сказал:

— Мы еще вернемся к этому разговору. И я проверю у вас уплату налогов на всех животных, счастливчики они или неудачники. А также выясню, не истязают ли тут у вас подопечных. Ишь ты: глаз выбит, нога сломана, а им смешно, видите ли…

Директор понял, что представление стремительно проваливается и исправить положение можно только благодаря выдумке Аделаиды.

Уважаемая публика! Вы не поняли! Это была шутка! Это шутка, потому что я сегодня — вот кто!

И директор повернулся к публике спиной.

Несколько секунд присутствующие пытались разобрать Аделаидин почерк. Сами понимаете, если писать копытом, то результат довольно-таки далек от высот каллиграфии.

Тот же детский голос с верхнего ряда спросил:

— Мам, что там написано?

— А я тебе давно говорю: пора уже учиться читать, — раздался в ответ назидательный женский голос. — Там написано: «клоун».

— Этот странный дяденька — клоун?

— Да-да, деточка! — обрадовался директор. — Я клоун! Я затейник!

И, чтобы закрепить успех, директор подошел к краю арены и сказал застенчиво:

— У-тю-тю…

— Ты какой-то ненастоящий клоун! — звонко откликнулся ребенок с верхнего ряда.

«Но я же все делаю почти как настоящий», — подумал директор. Однако не успел он ничего произнести, как за его спиной раздалась музыка, занавес распахнулся и на арену выбежала мадам Казимира с Китценькой. Собачка сделала пируэт, Казимира, которая торопилась выручить директора и спасти положение, воскликнула «оп!», и зал, позабыв о фиаско ненастоящего клоуна, взорвался аплодисментами.

Директор, пока внимание переключилось на собачку, поспешил скрыться за занавесом.

Там его ждала вся труппа.

— Ничего, не так уж и плохо получилось, — наперебой начали утешать его все. Но директор только горестно махнул рукой и, не говоря ни слова, быстро пошел по коридору.

— А если бы я не написала у него на спине «клоун», было бы еще хуже, — заметила ему вслед Аделаида.

Глава четвертая

Про то, как жилось Марику

— Безобразие, форменное безобразие, — отчеканила госпожа Гертруда, поблескивая аккуратными очками. — Я буду жаловаться в отдел народного образования и детского призрения нашего муниципалитета. Да, и в отдел культуры. Надо понимать, на что именно тратятся городские деньги.

Прошу извинить меня, сударыня, но я, право, не совсем понимаю, при чем тут… общественные фонды, так сказать? Я готов вернуть вам деньги за билеты, разумеется, но жаловаться в муниципалитет… — Господин директор стоял перед щуплой сердитой дамой и нервно комкал в руках носовой платок со следами ярко-красного грима.

— Непременно в муниципалитет! Мне доверено воспитание этих детей, и муниципалитет платит за то, чтобы они получали все самое-пресамое наилучшее в сфере духовного развития. Всем известно, что театр — это опера и балет, концерт — это скрипка, рояль и виолончель, цирк — это лошади, собачки и клоуны. Клоуны, слышите? А не это жалкое и непрофессиональное фиглярство, которое вы пытались всучить зрителям! Идемте, дети!

И госпожа Гертруда, круто повернувшись на каблуках, направилась к выходу.

А за ней парами шли шестеро детей — две девочки и четыре мальчика.

Марик шагал в третьей паре, держа за руку конопатую Линду.

Линда сосала ярко-зеленый леденец на палочке, вытаскивая его на ходу изо рта и озабоченно осматривая — много ли еще осталось до конца. Она, кажется, уже успела позабыть и о цирке, и о клоунах.

Но Марик шел потрясенный. Пару раз он пытался оглянуться на цирковой шатер, сбивался с шага, и тогда конопатая Линда дергала его за руку и шипела невнятно (ей мешал леденец во рту): «Иди быштрей, пока Гертруда не увидела!»

За те девять с лишним, почти уже десять лет, что Марик жил на свете (а может быть, и десять с половиной, это доподлинно никому не известно), он впервые побывал в таком волшебном месте.

Мальчик даже не предполагал, что такие места существуют. Ведь все прочие места, куда водила своих воспитанников Гертруда, были самые неволшебные.

Например, клепальная фабрика, куда они ходили на экскурсию на прошлой неделе. Там были серые стены, стояли большие железные штуковины, с одной стороны в них заползала железная полоса, а с другой сыпались в подставленный ящик маленькие круглые заклепки. Они были все одинаковые — тысячи, миллионы совершенно одинаковых заклепок. И госпожа Гертруда спросила воспитанников, перекрикивая грохот больших железных штуковин: «Разве это не прекрасно, дети? Эта мистерия производства, торжество индустриализации, стандарта и порядка — разве она не великолепна?» Хорошо еще, шум был такой, что ответа от детей не потребовалось. А когда они вернулись домой, то Гертруда дала Марику задание: решить десять задач, самолично сочиненных ею под впечатлением от посещения клепальной фабрики. Первая задача, самая легкая, была про тонну железа, и Марик должен был вычислить, сколько миллионов заклепок из нее получится, если каждая заклепка весит два грамма, а на отходы идет примерно двадцать целых и три десятых процента исходного сырья. Пока Марик добрался до десятой задачи, в которой вычислялся радиус заклепки, он успел возненавидеть даже само воспоминание о посещении фабрики.

Еще дети ходили в бухгалтерию лесопилки, а потом на строительство новой теплотрассы, где Марик завяз в жидкой глине и чуть не свалился в траншею, прямо под ковш экскаватора.

А самым неволшебным местом, конечно, был их дом. Дом, в котором жила сама госпожа Гертруда, старая служанка Ниса и шестеро детей.

Нельзя сказать, что в их доме было холодно или не уютно. Нет, дом призрения детей, оставшихся без попечения родителей, был образцовым воспитательным учреждением: все в нем рационально и правильно. Госпожа Гертруда гордо носила звание начальницы дома сирот, а содержался он на муниципальные средства.

Когда-то давно сирот помещали в большие приюты, которые были похожи на настоящие фабрики. Сирот там воспитывали, обучали, давали всем одинаковую простую и надежную профессию: девочки становились швеями, мальчики — сапожниками. Марик видел на картинке в педагогической энциклопедии старый приют для брошенных детей (госпожа Гертруда очень любила энциклопедии и словари и поощряла их чтение). Длинная спальня, где кровати стояли рядами, уходя куда-то далеко в темноту. И такая же длинная столовая с длинными голыми столами и лавками. И дети были все одеты одинаково, и лица у них тоже были какие-то одинаковые. Немного похожие на круглые заклепки.

Теперь все переменилось. Например, госпожа Гертруда училась в специальном педагогическом училище, а потом выиграла специальный конкурс (на стене в ее кабинете висели красивые дипломы в рамках, где рассказывалось про это). За то, что она выиграла этот конкурс, Гертруду назначили заведующей приютом нового образца под названием «Яблоня». Еще в городе были приюты «Вишня», «Слива», «Крыжовник» и «Черная смородина». «Настоящий сад, который принесет прекрасные плоды», — не уставала повторять Гертруда. Детей в приюте было мало, как в обычной семье, и весь уклад жизни был почти семейный.

Правда, Марик не знал, что такое семейный уклад, поэтому приходилось верить госпоже Гертруде на слово.

В их доме-приюте были небольшие светлые комнаты у каждого своя. Например, в комнате Марика висели красивые занавески в бело-синюю клеточку, а на стене — картинка с тремя зайцами в шляпах. Левый заяц держал большую корзину, накрытую салфеткой.

Марик сам не понимал, нравится ему эта картина или нет. Когда он смотрел на корзину, он всегда думал о том, что несколько лет назад кто-то (может быть, даже его мама) положил Марика в такую большую корзину, накрыл синим байковым одеялом и оставил на крыльце муниципалитета.

Гертруда часто рассказывала ему про это и показывала синее одеялко. Она говорила, что это случилось в июне, ночи были теплые, и малыш в корзинке совсем не замерз, спокойно дождавшись времени, когда его нашли.

Марик читал в книжках, что дети-сироты часто мечтают о том, что их настоящими родителями окажутся какие-нибудь король и королева. Но одеялко было такое старенькое, что у Марика даже в самом раннем детстве не возникало ни малейших иллюзий.

Кормили в их доме тоже довольно вкусно, простой и сытной пищей, а Гертруда относилась к ним весьма хорошо. По крайней мере, она никого не обижала понапрасну, много занималась с ними чтением и математикой, покупала книги, водила на полезные развивающие экскурсии. И все время упоминала, что муниципалитет не жалеет на них денег.

Конечно, мало кому понравится, если тебе все время напоминают про муниципалитет. Само это слово было колючим и холодным. Но Марик привык.

— Вы должны любить наш дом, Линда, вынь палец изо рта, не вертись, Марк, — это самое дорогое место на земле для вас, дети, — часто повторяла Гертруда.

Марик хотел бы любить что-то или кого-то. Но любить Гертруду всерьез было невозможно: Гертруда постоянно напоминала, что она замечательный работник и старается выполнить свой долг на высоком профессиональном уровне. Любить муниципалитет тоже было глупо. Муниципалитет — это такое большое здание на центральной площади, за каждым окном которого сидит чиновник в скучном сером пиджаке и сером галстуке. Кого тут прикажете любить?

Можно было любить конопатую Линду, но она очень уж плаксивая. И с ней толком не поговоришь — вечно У нее за щекой очередная конфета.

Поэтому Марик не любил никого.

Кроме неволшебного дома была еще неволшебная школа.

Там Марик сидел за третьей партой у окна. И его очень хвалила учительница. Она так и говорила:

— Вот, дети, смотрите, Марк — сирота, он воспитывается на деньги, выделенные муниципалитетом, живет в приюте, но как старательно и хорошо он учится! Особенно по математике. Берите с него пример!

Все поворачивались, смотрели на него, и Марику становилось очень холодно от взглядов одноклассников, которые пытались взять с него пример.

Марик краснел и утыкался носом в тетрадку с очередной задачей.

Да, пожалуй, Марик любил только математику.

Считать он научился очень рано. Сперва ему казалось, что цифры — это маленькие чернолапые зверушки. У каждой из зверушек был свой характер. Единица, например, была очень шустрая, гораздо шустрее семерки, и любила кусаться, а вот восьмерка, пушистая и мягкая, предпочитала поспать, свернувшись на солнышке и спрятав нос в лапы.

Потом Марик вырос и начал даже слегка стесняться, что цифры для него как живые, но все равно, когда он решал задачи и записывал правильный ответ, то видел, как его маленькие цифрята сидят аккуратным рядком и посматривают на него с белой страницы радостными и ласковыми глазами.

Гертруда в честь окончания второго класса купила для Марика сборник занимательных задач, и мальчик часами просиживал над ними. Он дошел уже до сто восемнадцатой страницы. А всего страниц в книге было пятьсот шестьдесят.

Когда госпожа Гертруда сказала, что поведет их в цирк, Марик очень обрадовался. Конечно, он знал, что такое цирк, он много читал о нем и представлял, как это, наверное, здорово: и акробаты, и наездники, и дрессировщики, и фокусники, и жонглеры. И клоуны.

— А там будут представлять тигры или львы? — допытывалась у Гертруды Линда.

— Ты вполне можешь взять программку и прочитать список номеров. Привыкай быть самостоятельной, дитя мое, — сухо ответила Гертруда, пересчитывая билеты.

Львов в программе не оказалось, зато были лошадь и собачка.

Линда не сильно огорчилась, потому что, как она по секрету поведала Марику, побаивалась, что тигра или льва в цирке плохо кормят и он выскочит из клетки и как раз Линдой-то и пообедает.

— Ты слишком тощая, станет тебя жрать тигр, жди, — фыркнул Марик.

— Я не тощая, я стройная и изящная, а ты сам тощий! Марик-комарик! Марик-комарик!

— Линда, Марк, замолчали, взялись за руки, мы выходим! — прикрикнула на них Гертруда, и маленькая процессия вышла из дома.

Все цирковое представление Марик просидел завороженный, не отрывая глаз от арены.

Он ждал, когда выйдет клоун.

Дело в том, что в библиотеке Гертруды, среди многочисленных словарей и энциклопедий, однажды Марик отыскал толстенький красный томик с нарисованным на обложке человечком. Человечек был одет в нелепый балахон, а на лице его, разрисованном яркими красками, застыла забавная гримаса. Над головой человечек подкидывал разноцветные шарики.

Это была книга о клоунах. О том, какими они были в древние времена и какими стали сейчас.

Марик был уверен, что клоун — главный человек в цирке. Потому что, как было написано в книге, клоун умеет все: и ездить на лошади, и играть на скрипке, и дрессировать собачек, и кувыркаться — словом, клоун Умеет делать тысячу удивительных вещей.

Но он притворяется, что он ничего не умеет, чтоб всем, кто смотрит представление, было смешно.

Марик ждал клоуна.

И не дождался.

Из разговора госпожи Гертруды с директором он понял только, что на данный момент настоящего клоуна в цирке нет.

А скоро цирк уедет. Может быть, на целый год. И в следующий раз они пойдут на цирковое представление очень и очень нескоро. Наверное, следующей весной. Или даже осенью.

Если, конечно, госпожа Гертруда посчитает эту экскурсию полезной.

После ужина (а к пирожкам с капустой, которые Ниса приготовила на ужин, Марик от огорчения почти не прикоснулся) он пошел в свою комнату, взял лист бумаги и цветные карандаши.

Госпожа Гертруда, зайдя пожелать спокойной ночи, увидела, что Марик нарисовал портрет клоуна — с торчащими во все стороны рыжими волосами, смешным носом и веселыми глазами — и повесил его на стену, прямо перед кроватью. Клоун на портрете был в пестрых широких штанах на лямках и белой рубахе.

Гертруда выключила свет, постояла полминуты посередине комнаты в нерешительности, а потом присела на край Мариковой кровати.

— Марк, ты огорчился, что в цирке не было клоуна?

— Да, немного, госпожа Гертруда, — ответил Марик, пряча от нее глаза.

— Знаешь, что я думаю, Марк? Я думаю, что ты уже большой мальчик. И что тебе надо поменьше переживать из-за ерунды, а побольше думать о своем будущем. Побольше заниматься математикой. Может быть, если ты победишь на общегородской олимпиаде по математике, тебя пошлют в столицу, в специальную школу для одаренных детей. Там учится даже сама принцесса… Ты понимаешь, что это значит? Какие блестящие перспективы откроются для тебя? Ведь ты сирота, а возможности нашего муниципалитета не безграничны. Вот сегодня ты не занимался, а рисовал какую-то бесполезную картинку. Надо учиться, Марк, надо быть прилежным. Ты согласен со мной?

— Да, госпожа Гертруда, я буду заниматься, — по-прежнему глядя в сторону, ответил Марик.

— Ну хорошо. — Гертруда наклонилась и приложилась сухими губами к его лбу.

Когда Гертруда вышла из комнаты, Марик вскочил и, стараясь не шуметь, снова достал карандаши. У ног клоуна он нарисовал большую черную лохматую собаку.

Вот теперь получился совсем настоящий клоун.

Марик снова улегся в постель и, пока не уснул, все смотрел и смотрел на своего настоящего клоуна.

Июньская светлая ночь стояла за окнами, темнело медленно. А когда в комнате стало совсем темно, так, что портрет клоуна с собакой было уже не различить на стене, Марик наконец уснул.



Глава пятая

Про то, как ослик Филипп провел день на городской площади

Никто не любит делать однообразную работу. Есть даже такое выражение «ходить по кругу» — это значит бессмысленно повторять свои старые ошибки. Но куда деваться, если это обязательная часть твоей жизни — ходить по кругу?

— Доброе утро, Филипп, — сказала мадемуазель Казимира и протянула ослику Филиппу морковку. — Как поживает твоя нога?

Дело в том, что вчера вечером ослик Филипп снова украдкой начал тренироваться брать барьеры. Ведь все скаковые лошади умеют прыгать через барьер.

Ослик верил в терпение и трудолюбие. Если научиться делать все, что умеют скаковые лошади, то станешь именно скаковой лошадью. А как же иначе?

В мечтах ослик видел афиши цирка, где будет написано: «ВЫСТУПЛЕНИЕ СКАКУНА — ОСЛИКА ФИЛИППА», грезил ведомостью, по которой выдают жалованье, с надписью «Филипп, скаковой конь». И, может быть, он даже примет участие в ежегодных королевских скачках и займет там… нет, не первое, но и не последнее место.

Трибуны будут скандировать: «Фи-липп! Фи-липп!», но на финише он благородно уступит лавры первенства снежно-белой кобылке Льдинке из королевских конюшен. Ослик однажды увидел ее на фото в газете, и с тех пор сердце его при воспоминании о Льдинкиных карих глазах сладко замирало… Потом они с Льдинкой будут стоять рядом и принимать поздравления, и…

А пока надо учиться. Тренировался ослик почти тайно, так, чтобы не привлекать внимания. Нет, над ним не смеялись, не запрещали учиться чему-то новому, просто Филипп был застенчив и боялся, что за его спиной все будут снисходительно улыбаться.

Однако вскоре после начала тренировок ослик поцарапал живот об изгородь, когда пробовал через нее перепрыгнуть. Об этом узнал господин директор и сказал, чтобы впредь Филипп постарался обходиться без травм. Филипп очень старался, чтоб без травм, но вчера неудачно прыгнул и повредил колено. Мадемуазель Казимира привязала на ночь к ноге компресс, однако к утру ослик все еще продолжал хромать.

— Ну так как твое колено?

— Спасибо, мадемуазель Казимира, почти как новое…

— Ну-ка пройдись, — попросила Казимира.

Филипп дожевал остатки морковки и осторожно, стараясь не наступать на больную ногу, сделал несколько шагов.

Мадемуазель Казимира горестно вздохнула:

— Жаль… Хромота стала поменьше, но все же заметна. Тебе обязательно надо отдыхать.

Ослик рад бы отдыхать, но что-то не давало ему насладиться этой радостью сполна. Скосив глаза, он попытался прочитать мелкие циферки, которые были написаны на листе бумаги в руках у Казимиры.

Это была важная бумажка — на ней Казимира подсчитывала состояние цирковой кассы. Сейчас Казимира как раз направлялась к господину директору, чтобы обсудить с ним создавшееся положение.

А положение было не очень.

Даже не разглядывая в подробностях грозную строчку с крупной надписью «ИТОГО», ослик знал, что мадемуазель Казимира несет господину директору безрадостные вести. Это было видно по ее лицу, на котором из последних сил держалось преувеличенно бодрое и веселое выражение, по шляпке, на которую Казимира приколола сегодня особенно яркие цветы, чтоб хоть этим утешить господина директора, наконец, по морковке, которой она угостила Филиппа. Очень тщательно вымытой, очень вкусной, очень красивой, но очень маленькой и, честно говоря, откровенно вялой морковке. «Наверное, последняя», — встревожено подумал ослик.

Цирк без клоуна — это, как вы уже знаете, не цирк.

Это хорошо понимали зрители. За последние четыре дня, которые прошли с момента бегства Пе, сборы уменьшились втрое. А сборы — это морковка для Филиппа и сено для Аделаиды, куриные котлетки и финики для Китценьки, сигары для господина директора и лимонные леденцы для мадемуазель Казимиры. И многое другое, нужное всем.

Цирк пытался давать представления, но без клоуна между номерами все разваливалось, а артисты, хоть и старались, чтобы все шло как прежде, почему-то потеряли обычный кураж. По-прежнему летали булавы в руках жонглера, исчезали кролики в шляпе фокусника, прыгала на спине лошади Рио-Рита, но горестное предчувствие неудачи стояло у всех в глазах.

И это можно было скрыть друг от друга, даже от себя самого, приободрившись перед зеркалом в гримерной, — нельзя было только скрыть от зрителя.

Скамьи в цирке стояли полупустые.

И полупустой была цирковая касса.

Мадемуазель Казимира погладила ослика по лбу, вздохнула и направилась к господину директору, сжав в руках не оставляющий надежды листочек с финансовым отчетом.

А ослик тихонько побрел к тому месту, где стояла маленькая, расписанная яркими красками тележка. Оглобли у тележки были полосатые, как длинные леденцы, — красно-бело-желтые нарядные оглобли. А по бортам тележки тянулись аккуратные низенькие скамеечки — как раз, чтобы на них было удобно сидеть даже трехлетнему малышу.



Через полчаса тележка с осликом остановилась на центральной площади городка.

— Мама, мама, ослик! Я хочу покататься на ослике! — закричала какая-то девочка.

Тут же набежала маленькая толпа, и ослик понял, что он не останется без работы.

В баночке из-под зеленого горошка, прибитой к краю тележки, позвякивало все больше монеток, а Филипп уже и не помнил, сколько кругов он сделал сегодня по площади, прихрамывая. Дети залезали в тележку, раскачивая ее на мягких рессорах, повизгивая и толкаясь, рассаживались по бортам, ослик кивал и начинал тихонько тянуть ее вперед, туда, где на краю площади рос большой каштан. Тележка набирала скорость, и в какой-то момент Филиппу казалось, что она уже слегка подталкивает его сзади и колено не так болит.

Потом дети гладили ослика по носу, а одна девочка — смешная такая девочка с атласным бантом в кудрявых волосах — поцеловала Филиппа. Бант попал ослику прямо в левый глаз, но Филипп постарался не морщиться, а, наоборот, даже улыбнулся. Чтобы девочка с бантом не расстроилась — ведь она же совершенно точно хотела сделать ослику приятное.

Часа через два все дети стали казаться Филиппу на одно лицо — и кудрявые, и стриженые, и в платьицах с оборочками, и в шортах. Он просто шел по кругу, останавливался под каштаном, ждал, когда наполнится тележка, снова шел по кругу, ни на что не обращая внимания… И все-таки краешком глаза Филипп заметил, что на скамье под каштаном все это время сидит мальчик. Мальчик как мальчик — все они одинаковые. Футболка на мальчике оранжевая, на футболке нарисована жирафа.

Жирафы ослика не интересовали. А вот мальчик в оранжевой футболке осликом заинтересовался.

В шуме и гаме площади Филипп услышал, как кто-то очень вежливо спрашивает его:

— Скажите, пожалуйста, вы из цирка?

— А? — Ослик поднял глаза и увидел, что к нему обратился этот самый мальчик, который весь день просидел на скамейке.

— Я спрашиваю: вы ведь работаете в цирке, да?

— Да, мальчик, обычно я работаю в цирке. Просто сегодня решил немного… развлечься, — сухо ответил Филипп. Больше всего на свете он не хотел, чтобы кто-то заподозрил, что в его любимом цирке дела идут не ахти…

— Спасибо, — вежливо ответил мальчик, и ослик тут же забыл про него.

Так прошел день.

А когда начало темнеть, когда на площади зажглись желтые фонари размером с луну, ослик понял, что пора идти домой. Вот только он помедлит чуточку здесь, в боковой аллее, выпьет воды из фонтанчика и подремлет минут пять-десять перед тем, как возвращаться.

Ослик осторожно подогнул больную ногу и прикрыл глаза.

В этот момент кто-то подошел к нему и обнял его за шею.

— Эх, Филипп-Филипп… Ну зачем же ты, дружок… Право, мы бы придумали что-то другое, — услышал ослик знакомый голос. Он открыл глаза и глянул в лицо господину директору:

— Там, в баночке, много монеток. Наверное, хватит на какое-то время. Если вас не затруднит, купите мне в лавке зеленщика, пока она не закрылась, пару морковок. А то очень хочется есть. Эти глупые малыши совали мне сегодня леденцы и шоколадки. А я не люблю сладкое, понимаете, хотелось овощей.

Они с господином директором возвращались назад, в цирк. Директор кормил ослика купленной морковкой и рассказывал, как после обеда спохватились, что Филиппа нигде нет. Сперва думали, что он снова тренируется брать барьеры, а потом Китценька заметила, что расписная осликова тележка тоже пропала.

И тогда все поняли, что ослик пошел работать осликом-с-тележкой на площадь. И тут мадемуазель Казимира, всплеснув руками, сказала, что у Филиппа болит нога.

А господин директор сказал, что он пойдет забирать ослика с площади сам.

— Мы непременно придумаем, где взять клоуна, непременно придумаем, Филипп.

Филипп шел молча, устало переставляя ноги. Он слушал господина директора, слушал, как шелестят большими листьями каштаны над их головами, слушал, как поскрипывает колесо тележки (правое заднее, надо бы смазать), слушал, как позвякивают не то бубенчики на оглобле, не то монетки в баночке из-под горошка.

И от усталости не замечал, что его пустая тележка почему-то чуть тяжелее, чем была утром.



Глава шестая

Про то, как цирк «Каруселли» поехал в столицу, Китценька чуть не потеряла свою косточку, а в труппе цирка оказалось на одного человека больше

Каждый день на пустырь, где раскинул свои палатки цирк «Каруселли», пробирались любопытные мальчишки. Очень хорошие мальчики появлялись после обеда, потому что с утра они ходили в школу. А мальчики не очень хорошие и просто обыкновенные нередко прибегали пораньше, потому что школу им случалось и прогуливать.

Но сегодня всех мальчиков ожидал грустный сюрприз.

Огромная поляна была пуста. На ней лишь валялись там и тут обрывки каких-то цветных лоскутов, веревки да темнел огромный круг, оставленный главным шатром.

Рано утром цирк «Каруселли» тронулся в путь. Еще до восхода солнца, пока было прохладно, упаковали весь реквизит, палатки, часть погрузили в цирковые фургоны, а часть — на большие грузовики королевской транспортной компании. Грузовики подъехали часам к восьми, и воздух сразу наполнился непривычными для цирка запахами — бензином и деловитостью.

Директор долго о чем-то спорил с бригадиром колонны, рассматривал путевые листы, перепроверял циферки в графе «итого». Потому что денег, заработанных Филиппом, было совсем мало, а еще неизвестно, что ждет их в пути и насколько удачными будут выступления в столице.

Да, именно в столицу решил направиться цирк «Каруселли».

Там, в столице, думали все, дела пойдут лучше, ведь, что ни говори, в большом городе живет полмиллиона мальчиков и полмиллиона девочек, и почти у всех есть папы и мамы, и этот миллион детей требует каждый день миллион развлечений.

Так что если ко всем зоопаркам, кукольным театрам, магазинам игрушек и кондитерским прибавить еще и маленький цирк — ценители непременно найдутся.

Уехали бензиновые грузовики, увезли самое тяжелое и громоздкое.

А цирковые фургоны растянулись пестрой вереницей по Королевскому шоссе и медленно ползли в сторону столицы.

В головном фургоне ехал господин директор. Он сосредоточенно смотрел вперед, и на лице его была решимость.

Рядом с ним сидела мадемуазель Казимира. Она вздыхала и искоса поглядывала на неподвижный профиль господина директора. Мадемуазель Казимире хотелось сказать ему что-то приятное и ободряющее.

Она кашлянула и осторожно промолвила:

— Конечно, в столице у нас все получится. А еще мы можем сходить на биржу труда и попробовать нанять себе клоуна. Я слышала, на бирже труда стоит огромная очередь тех, кто хочет немножко поработать, так что клоун найдется почти наверняка.

Я, как в столицу приедем, в библиотеку пойду, — отозвался вдруг господин директор. — Да! — Директор в подтверждение своих слов энергично кивнул, придержав дорожный цилиндр. — В библиотеку пойду — это самое правильное.

Мадемуазель Казимира слегка опешила, но быстро справилась с собой. Наверное, господин директор от всех пережитых неприятностей стал заговариваться, но главное — не обидеть его сейчас, мягко отвлечь от переживаний.

— Да-да, в библиотеку, — поспешно согласилась мадемуазель Казимира. — Хорошая мысль! Посидеть в тишине читального зала и почитать там стихи о птичках, о рыбках, о цветах, ни о чем не думая, ни о чем не волнуясь…

— Мадемуазель Казимира. — Господин директор строго глянул на нее. — Ну что вы такое говорите, дорогая моя? Разве у нас сейчас есть время заниматься рыбками и птичками? Я собираюсь взять в библиотеке учебник клоунского мастерства для третьего курса Королевской Академии Всяких Развлечений. Мы с вами академий не кончали, но ведь есть учебники. Я прочту и научусь. Может быть, у меня еще получится быть сносным клоуном…

Мадемуазель Казимира растерянно посмотрела на него и поспешно закивала:

— Конечно, конечно…

А про себя горестно вздохнула. Она никак не могла забыть того ужасного дня, когда господин директор стоял на арене с приколотой на спине картонкой.

Однако директор не заметил ее сомнений, он был увлечен своим планом и полон решимости справиться с неприятностями. Поэтому он глянул на светлую рощицу, с которой они поравнялись, прислушался к скучному ощущению в своем желудке и бодро спросил:

— Как вы думаете, не пора ли сделать привал?

Головной фургон притормозил, и господин директор замахал красным флажком.

Часа, отведенного на привал, хватило, чтоб напоить лошадей, накрыть на большой скатерти прямо на поляне походный обед, все съесть и еще немного размять ноги, прогулявшись по рощице.

Все были в настроении светлом и благодушном. Одна лишь Китценька тревожно поглядывала по сторонам, стучала по свежей травке хвостиком и явно нервничала.

Дело в том, что Китценька волновалась за судьбу любимой косточки. Она припрятала косточку в третьем фургоне, но сейчас ей казалось, что компания фокусника Иогансона — это совсем неподходящее общество для ее сокровища. Фокусник — человек ненадежный. Конечно, нередко в его руках полезные вещи — ленты, цветы, шары и даже кролики — появляются ниоткуда. Но так же часто они и пропадают неожиданно и неизвестно куда. Китценька не доверяла ни сундукам Иогансона, ни его шляпе, ни всему его фургону.

Поэтому собачка осторожно скользнула в фургон, отыскала косточку, выволокла ее из-под полога, пригибая кудрявую голову, и, торопливо перебирая лапками, понесла…

Где? Где спрятать самое дорогое, что есть у Китценьки?

Пестрая тележка Филиппа стояла неподалеку. В ней никто не едет, там лежат только два тюка со старыми костюмами. Директор не хотел, чтобы ослик слишком уставал, берег его больную ногу.

Китценька запрыгнула внутрь, примерилась сунуть косточку меж тюками — как вдруг!..

Со стороны казалось, что какая-то сила подбросила перепуганную Китценьку в воздух. Она подпрыгнула, оттолкнувшись всеми четырьмя лапами, и взвизгнула так, что на этот звук обернулись все, кто был в роще. Да и как не испугаться, если старая попона, которая лежала в углу тележки, зашевелилась. Там кто-то был!

Первым к тележке подоспел господин директор, за ним жонглер Хоп и мадемуазель Казимира, и все остальные тоже.

Китценька дрожала всем телом и обессилено скулила, глядя круглыми от ужаса глазами на ожившую попону. Директор быстро оценил ситуацию, шагнул вперед и решительным движением дернул попону на себя.

Вместо того страшного-ужасного, что напредставляла себе Китценька, в углу тележки лежал, подтянув коленки к животу, маленький мальчик в оранжевой футболке с нарисованным жирафом и вытертых джинсах.

Когда мальчик понял, что его обнаружили, он поднялся на ноги и посмотрел на собравшихся хмуро и с некоторым вызовом.

В наступившей паузе Китценька, которая тут же потеряла интерес к событию (подумаешь, мальчик), отыскала в пыли под тележкой свою косточку и с сокрушенным сердцем потащила ее назад в третий фургон.

— Здравствуй, мальчик, — первым пришел в себя господин директор. Что еще добавить, господин директор не знал, поэтому сказал первое, что пришло в голову:

— Ты, наверное, кушать хочешь, да?

Вообще-то Марик (а это был именно он) ужасно проголодался.

Поэтому он только кивнул. Мадемуазель Казимира и Рио-Рита поняли, что господин директор прав: сперва ребенка надо накормить, а потом уже выяснять, откуда он тут взялся. И они тут же повели его обедать и начали хлопотливо доставать убранные было уже бутерброды, чуть давленые помидоры, вареные яйца и чай в термосе.

Марик жевал и молчал. Запивал бутерброды чаем — и молчал. Солил крутое яйцо — и молчал.

Потому что он думал: если рассказать, откуда он взялся, его, пожалуй, отправят восвояси. А он не собирался возвращаться назад, теперь, когда цирк был так близко. Когда он, Марик, был в цирке.

Вчера утром Марик проснулся раньше всех.

Первым делом он посмотрел на своего клоуна. А потом встал и начал быстро одеваться. За ночь решение, которое вчера смутно брезжило в его голове, созрело окончательно.

Марик не будет больше жить в этом неволшебном месте. Он уйдет в цирк. Он еще не знает, что придумает, чтоб его взяли туда, но ведь он может быть очень полезным. К примеру, он может подметать манеж, поить лошадей, выколачивать попоны, заваривать всем чай и кофе, и еще он умеет пришивать пуговицы, чистить ботинки и делать бутерброды с соленым огурцом и вареной колбасой — их учили этому в приюте на уроках «подготовки к самостоятельной жизни».

Потому что хотя вчера в цирке и не было клоуна, но однажды он обязательно там появится. А вот когда сам цирк появится в городке — совершенно неизвестно. И Марик не может ждать так долго.

Он уйдет сейчас.

В школьный рюкзак Марик положил книгу про клоунов и свой рисунок — между страниц, чтоб не помять. Подумав, он сунул в рюкзачок еще сборник занимательных задач по математике — пригодится, если нужно будет скоротать время.

Ему очень хотелось забрать еще две вещи: одеялко и картинку с зайцами. Но одеялко хранилось где-то в подвале, в сейфе у Гертруды, там, где лежали всякие прочие документы и вещи, связанные с доприютскими годами детей. А картинка… Марик даже снял было ее с гвоздя, но увидел, что на стене остался некрасивый прямоугольник.

Пусть висит, решил Марик. Вместо меня тут поселится какой-нибудь другой мальчик, и ему будет очень неприятно видеть пятно на обоях. Пусть смотрит на зайцев, пусть они тоже понравятся ему.

Еще Марик подумал, что госпожа Гертруда, не обнаружив его утром за завтраком, начнет волноваться и искать пропавшего воспитанника. Поэтому надо написать записку — такую, чтобы никто не спохватился раньше времени. «Я решил немного прогуляться перед первым уроком, а потом сразу пойти в школу», — написал Марик на листе, вырванном из тетради по математике. Подумав, Марик приписал: «Я хочу подумать на свежем воздухе над решением задач № 328 и 329».

Надо было решить вопрос с одеждой. Дело в том, что на всех Мариковых вещах стоял небольшой серый штампик: «Приют „Яблоня“». На кроссовках, рюкзаке и джинсах Марик зачеркал штампик шариковой ручкой — так, что он стал почти неразличим. Что касается футболки, то там штампик стоял на подоле. И Марик, недолго думая, просто отрезал край футболки ножницами — она стала от этого короче, но это было неважно.

Потом Марик со всеми предосторожностями пробрался на кухню. Там было еще тихо, начищенные кастрюли выстроились в ряду стены, белые одинаковые фаянсовые тарелки горкой стояли на столе. Марик, ежась от холода, которым тянуло из приоткрытой форточки, вытащил из-под полотенца, прикрывающего хлебный поднос, два куска слегка зачерствевшего вчерашнего хлеба, посолил и завернул их в льняную салфетку.

Можно идти.

Вдоль стены приюта Марик прокрался, пригибаясь, а от угла припустил во весь дух.

Он не знал, каким именно образом попадет в цирк. Вдруг его не пропустят дальше первого фургона? И как он уговорит артистов, чтоб они взяли его с собой? Но, к счастью, путь Марика на пустырь, где был раскинут цирковой шатер, лежал через центральный сквер. И там мальчик увидел ослика с цирковой тележкой. Решение было принято. Марик спрячется в тележке и будет там жить, а потом цирк уедет и увезет его с собой.

Удивительно, но так и вышло.

И вот теперь Марик был сыт и кругом был цирк, а не опостылевший приют.

Осталось только найти клоуна.



Глава седьмая

Про то, как Марик услышал первую в жизни колыбельную, а господин директор узнал, что мадемуазель Казимира умеет петь

Есть такие дети, у которых нет родителей. Ну и, разумеется, есть такие взрослые, у которых нет детей.

У господина директора никогда не было своих детей. Честно говоря, он был совсем не уверен, что умеет с ними обращаться. Вот потому-то появление в цирке Марика привело его в такое замешательство. Директор понимал, что просто так оставить ничейного маленького мальчика в цирке он не может. Да, пожалуй, и не хочет. Надо выяснить, чей это мальчик, кто его ищет и куда его вернуть.

После того как Марик пообедал, господин директор собрался с духом и попытался с ним поговорить.

Марик сперва молчал, а потом нехотя ответил, что он сам по себе мальчик, никто его не ищет.

— Можно, я побуду у вас? Я все буду делать, вы не думайте, я буду очень полезным человеком. Я умею и полы мыть, и подметать, и выколачивать пыль, и я могу кормить животных, и все, что скажете. — Тут Марик хотел еще прибавить про бутерброды с огурцом и колбасой, но спохватился и решил приберечь этот аргумент на будущее.

Однако перечень талантов и умений Марика почему-то не впечатлил господина директора. Он по-прежнему смотрел на мальчика с сомнением.

— А где ты жил раньше? — Господин директор окинул Марика внимательным взглядом, и многое подсказало ему, что мальчик явно не был бродяжкой: уши и шея сияли чистотой, ногти аккуратно подстрижены, а румянец на щеках свидетельствовал о том, что мальчик питался три раза в день, причем вполне сносно.

— Жил? Там… — Марик неопределенно махнул рукой, — в одном месте. Но родителей у меня нет, и я все равно никому не нужен.

Директор с сомнением покачал головой. Так не бывает, чтобы чистенькие, прилично одетые мальчики были никому не нужны.

Однако сейчас ничего не поделать: не оставишь же мальчика посреди дороги. И назад тоже не повернешь.

— Ладно, — вздохнул господин директор. — Пока поедешь с нами, а как доберемся до столицы…

При этих словах Марик прикусил нижнюю губу и умоляюще глянул на господина директора.

— Кхм… — От расстроенного взгляда мальчика директор смешался и поспешил добавить: — Словом, доберемся до столицы — а там будет видно. Зовут-то тебя как?

— Марик… то есть Марк, — торопливо уточнил Марик.

— Залезай в первый фургон, Марик, поехали, — вздохнул директор. — Я думаю, что мадемуазель Казимира уже приготовила тебе там местечко, она любит детей. И не забудь поздороваться с Аделаидой Душкой, это наша самая умная лошадь. Все остальные лошади просто тянут фургоны и не отличаются особыми талантами. Но Аделаида — артистка. На досуге побеседуй с ней, это не повредит твоему кругозору.

Итак, четыре дня путешествия — это повод отложить решение судьбы Марика. В столице наверняка есть департамент опеки, пусть они и занимаются ребенком. А чтобы он не грустил, пожалуй, стоит дать ему билет на первое представление цирка в столице. Да-да, кивнул сам себе господин директор, билет в цирк утешит любого мальчика. Не бывает у детей таких горестей, которые бы не забывались во время циркового представления.

Господин директор не знал, что сам Марик возвращаться никуда не собирался. Конечно, нехорошо было так убежать, госпожа Гертруда волнуется и ищет его, но позже можно будет позвонить ей и сказать, что он жив и здоров. Вряд ли она сильно скучает по нему, в приюте «Яблоня» осталось еще пятеро сирот, Гертруде вполне есть чем заняться.

Весь следующий день Марик очень старался быть полезным. Он перезнакомился со всеми и весь день был чем-то занят, хоть в дороге дел было и немного: помогал Рио-Рите мыть посуду после завтрака и обеда, под руководством мадемуазель Казимиры вычесал специальной щеткой волнистую белую шерсть Китценьки, посмотрел, как Хоп обматывает ярко-красным шнуром старые кольца, и попытался сам обмотать одно, почистил щеткой волшебную шляпу Иогансона (осторожно придерживая ее пальцами за тулью, чтобы оттуда не посыпались ленты и кролики), а Флик и Фляк во время привала почти совсем уже научили его стоять на голове — честное слово, он уже почти без поддержки стоял, целых две секунды стоял!

Господин директор полагал, что мальчик весь день будет тихо сидеть в уголке первого фургона и глазеть по сторонам. Но Марик там и не появлялся, предпочитая перелезать из фургона в фургон. К вечеру он сел в тележку Филиппа. Марик примостился там на передней скамеечке, держась за края и ойкая, когда тележку подбрасывало на ухабах. И всю дорогу мальчик и обычно малоразговорчивый ослик беседовали о том о сем, причем было слышно, как они вместе смеются над чем-то.

Подумайте только: прошел всего день, а к Марику все незаметно для себя привыкли. Пожалуй, только Китценька относилась к нему настороженно — она не могла забыть, как он покусился на сохранность ее косточки, и, пока мальчик чесал ее шерсть, недовольно морщилась и сдержанно молчала. Но Китценька была справедливая и незлопамятная собачка, и мадемуазель Казимира не сомневалась, что недоразумение с косточкой скоро выветрится из ее головы.

Сам Марик, подружившись со всеми, сторонился господина директора. Ему казалось, чем меньше он будет попадаться тому на глаза, тем вероятнее, что господин директор забудет выяснить, откуда сбежал неожиданный попутчик. А там пройдет время, и все привыкнут, что в цирке «Каруселли» живет мальчик Марик девяти лет, и если Гертруда заявит на него права, то его никто не захочет отдавать. Полезными и смышлеными мальчиками не разбрасываются.

Вечер второго дня застал цирк «Каруселли» у сосновой рощи.

Господин директор перед тем, как лечь спать, обошел всех, чтобы проверить, все ли в порядке, и пожелать спокойной ночи. Первый фургон стоял чуть поодаль от всех остальных. Там ночевала мадемуазель Казимира (предполагалось, что в первом фургоне ночует еще и Рита, но наездница любила спать на свежем воздухе, укладываясь на Душкину попону).

Из фургона доносилось тихое пение.

«Кто это поет?» — удивился господин директор. А потом понял: да это же Казимира поет!



Никогда в жизни господин директор не слышал от скромной, застенчивой мадемуазель Казимиры никакого пения. Признаться, он вообще не задумывался, есть ли у нее слух. Потому что мадемуазель Казимира отлично делала две вещи — выступала в цирке с дрессированной собачкой и считала выручку. А пение тут было совершенно ни к чему.

И вот она пела — тихим голосом; директор прислушался и понял, что это колыбельная.


Каменный берег высокий, крутой,
Мальчик и ослик идут над рекой.
Близится ночь. Из солонки небес
Сыплются звезды нареку и лес.

Господин директор подошел поближе, и теперь слова песни звучали совсем рядом:


Мальчик устал, и пора бы уснуть,
Только никак не кончается путь.
Думает мальчик: закроешь глаза —
Все интересное скроется за

Теменью сна. Мне не хочется спать.
Хочется день до конца дочитать.
День отпусти, не держи, не жалей,
Мальчик, глаза закрывай поскорей.

«Я никогда не слышал такой колыбельной, — подумал директор. — Интересно, откуда Казимира ее взяла? Ведь у нее нет своих детей — вот странно, что она хранит в памяти вечернюю песенку наготове, так, словно поет это каждый вечер».

Казимира продолжала:


Старое дерево свежей листвой
Вновь покрывается каждой весной.
Верная старому руслу река
Новые прячет в себе облака,

С новою песенкой старый гончар
Новые крынки везет на базар.
Новые будут под небом цветы,
Ослик уснул, спи, мой мальчик, и ты.

Мадемуазель Казимира допела и сказала тихонько:

— Спи, Марик. Хорошим детям полагается засыпать к концу последнего куплета колыбельной.

— Но как тогда услышишь, чем она кончилась, колыбельная?

— Все колыбельные кончаются в общем-то одинаково — баю-бай. Разве ты не знаешь?

— Откуда? Если бы я хоть раз в жизни слышал колыбельную, то знал бы. Ой. То есть я хотел сказать, что вот только раз в жизни слышал, только что.

— Неужели тебе никто никогда не пел колыбельных, Марик?

Марик в ответ промолчал.

Казимира заговорила вновь, осторожно подбирая слова:

— Знаешь, Марик, ты всем тут понравился. Но ведь тебя, совершенно точно, ищут. И ты все-таки подумай: нельзя вечно скрывать от нас, кто ты и где жил раньше…

— У меня никого нет, и я хочу остаться в цирке. Разве я не объяснял это, разве вам непонятно? — В голосе Марика послышались слезы.

— Понятно. Но получается, что мы тебя украли у тех, кто за тебя отвечает. Могут быть неприятности. И для тебя, и для нас. Лучше будет, если еще до приезда в столицу ты расскажешь господину директору о себе. И мы все подумаем, что нам делать. Хорошо?

«А ведь я подслушиваю», — спохватился господин директор и, слегка покраснев, поспешно направился в другую сторону, подальше от первого фургона. «Завтра я с ним поговорю. Или… Или послезавтра, время еще есть. И бог знает, что я буду делать, если этот мальчик начнет, к примеру, плакать».

Директор поморщился — ему не нравилось то чувство неуверенности, которое последнее время не покидало его.

Почему-то ему постоянно приходится делать непривычное — то заменять клоуна, то общаться с плачущими мальчиками. Это, в конце концов рассердился господин директор, — не его работа. Его работа — руководить цирком, а мальчики… Что ж, мальчики при нормальном ходе дела должны сидеть в первом ряду и смеяться. А после представления уходить с глаз долой. К мамам и папам, да! К родителям, которые прекрасно о них позаботятся. Уходить домой — и ни в коем случае не умножать проблемы господина директора.

Потому что господин директор очень устал.

Директор вздохнул и еще раз окинул взглядом засыпающий цирк. Вон Китценька крадется, прячась за ободом колеса, — не иначе ее заветная косточка снова переезжает в другой фургон. Вон Аделаида Душка залезла в кусты сирени и читает перед сном сборник старинных стихов, подсвечивая себе страницы фонариком, прикрепленным к обручу на голове. Вон Рио-Рита возвращается с ручья, держа в руках зубную щетку, и в сумерках видно, что ее щека перемазана зубной пастой.

А вот сосны. А вот — светлое июньское небо, полное белых звезд. И вовсе они не падают, как крупинки соли. Какие глупости поет мадемуазель Казимира. Они будут падать в августе. Марик, скорее всего, мальчик городской и толком не видел, как это бывает, когда с августовского неба в ночную реку летят звезды. Надо будет как-нибудь ночью в августе ему показать.

Тут господин директор спохватился и сердито фыркнул. Это категорически и абсолютно недопустимо, ни о каком августе не может быть и речи. Как только они приедут в столицу…

В этот момент господин директор зевнул. И решил, что он пойдет спать. А столичные планы вполне подождут еще немного.



Глава восьмая

Про то, как Марик чуть не расстался с жизнью, но был спасен

Вы, конечно, знаете, как именно надо ездить на лошади?

Люди в штанах садятся на лошадь верхом, сжимая ее бока коленями и вставляя ноги в стремена.

Дамы ездят на лошади совсем иначе. Если у вас нет лошади, то настоящую даму вы отличите от просто человека по зонтику — у дамы летом непременно в руках кружевной зонтик — и по куче оборок и бантов на платье. Ну а если у вас есть лошадь, то настоящую даму будет видно по особому, необыкновенному способу на ней ездить. Предложите даме покататься, и она скажет, что для этого ей необходимо надеть амазонку (ужасно неудобное платье, в котором дамы катаются на лошади). А когда она наденет амазонку, то сядет на лошадь не верхом, а боком, изогнувшись и свесив ноги с одной стороны. И при этом даме еще понадобится особое дамское седло, и она непременно попытается одной рукой держать кружевной зонтик.

Лошадь Аделаида хорошо знала повадки дам — за свою длинную жизнь ей не раз приходилось с ними сталкиваться. Когда на спине сидит дама, приходится перебирать ногами совсем медленно и аккуратно: не дай бог, свалится со своего кривого седла прямо под копыта — тогда шуму не оберешься.

Но есть еще один способ ездить на лошади. Цирковой. Так ездит Рио-Рита. Если вы встретите Рио-Риту в городском саду, вы нипочем не отличите ее от настоящей дамы: у нее и кружевной зонтик имеется, и платье с оборками — словом, все как полагается настоящей даме. Но если Рио-Рита сядет на лошадь, вы сразу поймете, что никакая она не дама, а настоящая цирковая наездница. Потому что Рио-Рита умеет ездить на лошади, стоя вниз головой — на руках, и, самое удивительное, иногда она делает в воздухе сальто, приземляясь точно-преточно снова на спину Аделаиды.

Ни одна дама такого повторить не в состоянии.

А если Рио-Рита падает с лошади (что случается крайне редко, почти никогда), она не визжит, как обычно визжат дамы, не созывает всех, чтоб ее подняли, не требует нашатырного спирта, чтоб прийти в себя, и не говорит: «Ах, гадкая лошадь, теперь амазонка вся в пыли». Рио-Рита просто поднимается на ноги, догоняет лошадь и продолжает репетицию.

Хотя обычно Аделаида и не виновата в том, что Рио-Рита падает, но в такие моменты лошадь всегда чувствует себя немножко неловко. Ей хочется сказать наезднице что-либо утешительное, однако лучше это не делать: Рио-Рита только фыркнет насмешливо и нетерпеливо махнет рукой. Мол, нечего разводить сантименты, продолжаем работать. Впрочем, Рио-Рита падает с лошади крайне редко.

Но в этот день, когда на привале Рио-Рита решила немного размяться, случилась большая неприятность. Под ноги Аделаиде попался камушек (или свернувшийся узлами корень сосны — разглядеть никто не успел). Лошадь споткнулась, и Рио-Рита кубарем слетела на землю. Тут же вскочила, но вдруг тихонько охнула и остановилась.

— Что случилось? — встревожено и виновато поинтересовалась подоспевшая Аделаида. — Ногу подвернула?

— Нет, кажется, руку ушибла. — Рио-Рита неловко подняла правую руку, левой осторожно ощупывая локоть.

Мадемуазель Казимира уже спешила к ним, заметив издалека неладное: конечно, если случалось что-то совсем серьезное, то звали доктора, но вправлять вывихи, перевязывать раны, лечить простуду Казимира прекрасно умела и сама.

— Нет ничего особенно страшного, — облегченно вздохнула она, осмотрев Рио-Ритин локоть, — ушиб, небольшое растяжение. Сейчас приложим холод, сделаем повязку, и дня два-три тебе следует поберечь руку.

Вот так и случилось, что в тот день Рио-Рита не могла мыть посуду после обеда, и Марик вызвался сделать это один. Мадемуазель Казимира пыталась предложить ему свою помощь, но Марик очень хотел показать, что справится самостоятельно.

Он собрал все тарелки и чашки в большую корзину и потащил к ручью, за край рощицы.

Мытье посуды заняло у него полчаса, и, когда последняя чашка была домыта, Марик решил искупаться: день был жаркий, а, возясь с посудой, мальчик порядком перемазался и умаялся.

Скинув одежду, тихонько повизгивая от того, что вода была гораздо холоднее, чем ему казалось, пока он плескался у самого берега, Марик зашел поглубже.

Здесь ручей становился чуть темнее, но все равно до самого дна было все видно — песок и обкатанную водой гальку на дне и маленьких, с мизинец, рыбок-мальков, которые серой стайкой метались туда-сюда, иногда щекотно тыкаясь Марику между пальцев ног.

Марик закрыл глаза и, шлепая ладонями по поверхности воды, закружился на одном месте. Плавать он не умел, потому просто переступал ногами по плотному песчаному дну, поворачивал лицо к солнцу: если зажмуриться сильнее, сквозь сомкнутые веки свет становится темно-розовый — чем сильнее жмуришься, тем темнее…

Марик не понял, что случилось в следующий момент. Розовый свет сменился зеленоватым, дно отчего-то исчезло, и Марик мгновенно ушел под воду с головой.

Он в панике инстинктивно замолотил руками и ногами, выскочил на поверхность, закричал, забарахтался, пытаясь нащупать дно, но дна не было. Холодная вода попала ему в рот, в нос, в уши, он не успевал вдохнуть, как снова оказывался под водой, — словом, Марик тонул и, чем больше пытался спастись, тем больше терял силы.

Но в этот ужасный миг он вдруг почувствовал, как кто-то крепко ухватил его, приподнял его голову над водой и потащил к берегу.

Через несколько секунд Марик уже лежал на песке, дрожа от холода и пережитого ужаса, отплевывался и откашливался.

— Живой, живой, хватит уже плеваться, — услышал он над собой низкий насмешливый голос.

Приподнявшись на четвереньки, Марик глянул на своего спасителя.

Спасительницу.

Та, кто вытащила мальчика из ручья, тоже смотрела на него, склонив голову к плечу.

Потом она хмыкнула и сказала:

— Если ты уже перестал тонуть, то можешь закрыть рот. Не могу запретить тебе продолжать пялиться на меня с открытым ртом, но выглядишь ты с таким выражением лица как абсолютная бестолочь. Которую, вероятно, и не стоило вытаскивать из воды.

Марик закрыл рот. Но таращить глаза он продолжал, потому что было на что!

Он никогда не видел таких странных женщин.

Впрочем, заколебался Марик, наверное, ее можно было бы назвать старухой… Нет, слово «старуха» к ней не очень подходило, какая-то она была не совсем старуха. А тем более неправильным казалось уютное слово «старушка». Женщина, стоящая перед ним, была немолода. И только это Марик мог сказать себе точно.

Никогда в жизни Марик не встречал таких… странных старых женщин.

Поскольку Марик стоял на четвереньках, а спасительница возвышалась над ним, то разглядывать ее он начал снизу вверх.

Пара ботинок. Далеко не новые, растоптанные ботинки белого цвета. Правый зашнурован красным шнурком. Левый — темно-синей шелковой лентой с блестящими серебряными бусинами на концах.

На носке одного из ботинок нарисован маленький домик.

Марик никогда не видел, чтобы на обуви рисовали. А тут был нарисован аккуратный домик под черепичной крышей, с террасой, с балкончиком, с крохотными цветочными ящиками вдоль террасы, с белыми ступенями, спускающимися в сад. А дальше был сад, цветущие кусты сирени, и пионы, и яблони — и картина эта продолжалась на левом ботинке, где цвел кисточками барбарис и под самым крайним кустом стояла маленькая лейка, на которой было нарисовано…

Марик поднял глаза выше. Над ботинками с нарисованным домиком были штаны. Вернее, комбинезон на широких лямках. Кажется, сначала он был сшит из джинсовой ткани, но уверенно судить об этом было нельзя.

Потому что на штанах, и на груди комбинезона, и на лямках было нашито — раз, два, три, четыре, десять… Марик сбился со счету — наверное, сто карманов и кармашков кожаных, брезентовых, бархатных, шелковых, с пуговичками и на кнопках, открытых и на молнии. Были кармашки в кармашках и карманы отдельные, были карманы широкие — туда бы поместилась книга (кажется, там и была книга) — и карманы узкие, разве что карандаш влезет. Кстати, из этих карандашных карманов торчали карандаши, но не только, а еще ножичек, серебряная ложка, дудочка и подзорная труба.

За правым плечом у Мариковой спасительницы виднелась яркая сумка-рюкзак в желтую и лиловую полоску.

Венчала все это великолепие большая клетчатая шляпа с цветком.

— Нагляделся? — осведомилась странная старая женщина. — И что скажешь?

— Здравствуйте, сказал Марик, — спасибо, что вы меня спасли.

— Здравствуйте-пожалуйста, — хмыкнула не-совсем-старуха. — Это было нетрудно, сплошное удовольствие. Терпеть не могу лживых мальчишек.

Марик совершенно не понял последней фразы и, забыв про вежливость, брякнул:

— Чо?

— Уже лучше, — кивнула собеседница. — Я, грешным делом, испугалась, что ты изречешь: «Простите, сударыня, я не совсем понял вашу последнюю мысль».

— Я не совсем понял вашу последнюю мысль, — кивнул Марик, спохватившись.

— Кажется, ты неисправим. Пожалуй, я зря тебя вытащила из воды вместе со всей твоей чопорностью и вежливостью. Следовало бы утопить…

— Меня?

— Чопорность.

— Чопорность — это когда спрашивают «чо?», — невинно поинтересовался Марик.

— Хм, — сказала в ответ не-совсем-старуха, — может быть, я и поторопилась в оценках. Может быть, ты еще не безнадежен.

— Так почему вы сказали, что не любите тех, кто врет?

— Потому, — вздохнула не-совсем-старуха, — что в голове у тебя была мысль: «На что это похоже, черт побери» — а вслух ты развел спасибо-мерси…

Марик почувствовал, что он слегка озадачен тем направлением, в котором развивался разговор.

— Ну так выскажись, — потребовала не-совсем-старуха. — На что все это похоже? Да встань уже с четверенек. Это не то чтоб невежливо, а крайне неудобно — так разговаривать. Ты не находишь?

Марик сел на песок. И уточнил:

— Я что, должен сказать вам, на что именно вы похожи?

— Ты мне ничего не должен. Хотя за то, что я выудила тебя из воды, прихватив все твои хорошие манеры, стоило бы потребовать с тебя исполнения одного моего желания. Ну так и скажи мне, какая мысль бродила у тебя в голове, пока ты разглядывал меня со своих четверенек.

— Я думал, что вы похожи… э-э-э… Одна моя знакомая, госпожа Гертруда, сказала бы, что вы похожи на городскую сумасшедшую…

— К черту твою Гертруду!

Не-совсем-старуха пожала плечами и продолжила:

— Уверяю тебя, я гораздо нормальнее всех тех Гертруд, которых ты встречал и еще встретишь в своей жизни. Притом тут нет никакого города, так что городской сумасшедшей я уж, по крайней мере, точно не являюсь.

— Ну а я бы сказал, что вы похожи на… на клоуна…

— Великолепно, — кивнула собеседница. — А теперь рассказывай, откуда ты взялся тут, в этом ручье?

— Из цирка, — вздохнул Марик.

— Так… То есть ты пришел из цирка и принялся тонуть?

— Сперва я помыл посуду, а потом…

— А что, — перебила Марика собеседница, — кроме тебя в этом твоем цирке некому мыть такую гору посуды?

— Понимаете, — начал было объяснять Марик, — дело в том, что Рио-Рита вывихнула руку, а я хотел показать, что я очень полезный, чтоб меня не выгнали, потому что я хотел увидеть клоуна, а его нет, а если они его найдут, то я его не увижу, если меня отправят домой, но где его искать, никто не знает…

— Погоди-погоди, ты свалил все в кучу. Давай сначала и по порядку.

— По порядку долго, — вздохнул Марик.

Но принялся рассказывать — и, представьте себе, уложился в четыре минуты.

Правда, он опустил подробности своей жизни в приюте «Яблоня», сказав лишь, что он «жил там, в одном месте, а потом оттуда ушел».

Тем не менее, кажется, главную проблему цирка «Каруселли» его новая знакомая хорошо уяснила.

По крайней мере, она кивнула и сказала:

— Почти все ясно. Неясно одно: отчего, кроме Рио-Риты, некому мыть посуду.

— Так мадемуазель Казимира была занята и…

— Я слышала про Казимиру. А кроме этих двух посуду мыть больше некому?

— У нас там больше нет женщин, — пожал плечами Марик.

Не-совсем-старуха фыркнула:

— Видимо, у мужчин — кто там у вас? Хоп? Флик? Фляк? Иогансон? Великий и ужасный господин директор? — руки сделаны из сахарного безе и непременно растают, если дотронутся до мокрой посуды. Ничего. Когда я стану вашим клоуном, мыть посуду научатся все: это гораздо легче, чем кидать горящие булавы и доставать кроликов из шляпы, уверяю тебя — я пробовала и то, и другое, и третье.

— Когда вы станете у нас — КЕМ???

— Клоуном. Вашим клоуном. Я вижу, что оказалась на этом берегу исключительно вовремя!



Глава девятая

Про то, как в цирке «Каруселли» появился новый клоун

Есть на свете такие профессии, которые — по странному стечению обстоятельств — лучше даются исключительно мужчинам. Или исключительно женщинам.

Вот всем известный пример: машинист водит поезда, а машинистка печатает на машинке чужие мысли. Хотя совершенно непонятно, отчего, допустим, вагоновожатая справляется со своим трамваем, а научиться водить поезд ей не приходит в голову.

Марика это не удивляло, ему казалось в порядке вещей, что в цирке есть профессии для мужчин — и для женщин. К примеру, фокусник и жонглер — это, конечно, мужское дело. Если бы в цирке были львы, то их укротитель был бы мужчина. Ну а кудрявых собачек, таких, как Китценька, конечно, должна выводить на арену дрессировщица.

Поэтому заявление новой знакомой сперва показалось ему крайне странным. Клоун — женщина?

Но уже через миг он подумал: «А почему бы и нет?…» Еще через миг: «Да ведь я же сам сказал, что она похожа на клоуна!» Ну а еще через мгновение Марик ничего так страстно не желал, как скорее познакомить свою спасительницу с господином директором.

— Пойдемте скорее! — Марик заторопился, начал натягивать на себя одежду, ухватился за корзину с тарелками, но потом остановился.

— Что тебя смущает? — поинтересовалась не-совсем-старуха.

— Ничего. Вернее, — запнулся Марик, увидев, как собеседница состроила гримасу в ответ на его вежливую уклончивость, — вернее, только две вещи. Во-первых, как вас зовут — ведь должен же я вас как-то представить?

— А как тебя зовут? — поинтересовалась не-совсем-старуха.

— Вообще-то Марк, но чаще меня называют Марик. А иногда дразнят: Комарик.

— Очень мило тебя дразнят. Я знала одного мальчика — став взрослым, он одно время работал управляющим клепальной фабрики, — так его дразнили Тухлой Лягушкой. Это было совсем не в рифму с его именем, но удивительно в точку — он и впрямь был в детстве очень противный. Да и сейчас он не сильно обаятелен… Но ты ждешь от меня ответной любезности?

Марик кивнул.

Собеседница пожала плечами:

— Думаешь, легко ответить, как меня зовут? Ведь это зависит от того, кто и куда меня зовет. Вот, например, если я захожу в булочную, то меня зовут «Сударыня, не желаете ли отведать имбирного печенья, оно у нас самое свежее». А если я хочу послушать, как поет соловей в парке перед самым закрытием, то сторож зовет меня «Мадам, парк закрывается, прошу на выход»…

Я думаю, тебя совершенно не интересует, как меня звал соседский мальчик — много лет назад, когда мне было семь лет? А он звал меня Эвичка. — Не-совсем-старуха грустно улыбнулась.

— Значит, вас зовут Эва?

— Ну… Было время, когда меня так звали. А еще, помнится, кто-то и когда-то звал Лауренсией, Кирой, Сусанной… Что ты смеешься?

— У нас в цирке есть лошадь. Ее зовут Аделаида Беатриса Виолетта Гортензия Душка. Она предпочитает, чтоб ее звали Аделаида, но, когда у нее хорошее настроение, откликается и на Душку.

— Я ее понимаю, — вздохнула старуха. — На данный момент имя Эва меня вполне устраивает. Лауренсия — слишком длинно, Сусанна — чересчур затейливо, Кира — очень воинственно… Так что Эва, решено! Однако для клоуна это имя совсем не подходящее. У меня есть еще одно; думаю, что оно сгодится: меня зовут Шкатулка. Как тебе: клоун Шкатулка и ее собака Миска! Алле! Занавес!

Марик подумал, что «Шкатулка» звучит для клоуна очень даже подходяще.

Но…

— Какая еще Миска?

— Ах да, я тебя не познакомила, — всплеснула руками Шкатулка. И хлопнула в ладоши: — Миска, Миска, ко мне!

Вверх по ручью, по мелководью, на этот зов неслась большая и лохматая черная собака. Брызги летели во все стороны, собака не забывала на бегу приветливо крутить хвостом — и Марик мог поклясться в том, что собака при этом улыбалась.

— Это моя Миска, — представила собаку Шкатулка. — Миска, это Марик.



Миска вежливо поклонилась Марику.

— С сегодняшнего дня мы с тобой работаем в цирке «Каруселли». Я — клоуном, а ты — ну кем устроишься, — сообщила Шкатулка.

— Думаю, ты замолвишь за меня словечко, — ответила Миска, — и меня возьмут работать собакой клоуна. Если, конечно, ты не имеешь на примете кого-то другого на эту вакансию.

— А теперь ты скажешь, что тебя смущает «во-вторых», — вернулась к прежней теме Шкатулка, — и мы уже пойдем, потащим эту вашу… то есть нашу посуду, пока весь цирк не выдвинулся на твои поиски. Только не вздумай врать, что у тебя не было этого самого «во-вторых».

— Во-вторых, — сказал Марик, — во-вторых… А вдруг… Вдруг… Ну., вдруг директор вас не возьмет? Потому что… Ну… Он может подумать, что вам… вам будет трудно…

Шкатулка подняла брови:

— Ты имеешь в виду, что я недостаточно молода и бодра для этой работы?

Шкатулка сняла шляпу и, ухватив пальцами кудрявую прядь, внимательным образом ее рассмотрела. Волосы у нее были рыжие с сединой.

— Дорогой мой, — пожала она плечами, закончив пристальное изучение цвета своих волос, — выбор у твоего директора все равно невелик, верно? А кроме того, я думаю, что мне удастся развеять его сомнения.

Марик тоже на это очень надеялся.

И его надежды оправдались полностью.

Когда Марик, Шкатулка и Миска появились у цирковых фургонов, Казимира уже начала беспокоиться и ругать себя, что отпустила мальчика одного. Ручей неглубок, но мало ли…

Поэтому первой ее мыслью было: «Как хорошо, что ничего не случилось». А второй мыслью было: «О, кто это?»

Шкатулка поставила корзину с тарелками посреди поляны, прямо под ноги Хопу, который как раз на этом месте жонглировал двенадцатью кольцами:

— Привет, Хоп, — сказала Шкатулка, — вас ведь так зовут? Вы замечательно жонглируете. Меня зовут Шкатулка. Научите меня бросать двенадцать колец?

Хоп пожал плечами:

— Со временем, если хотите. Начнем с трех, а потом…

— Начнем с одиннадцати, — перебила его Шкатулка, — потому что бросать десять я уже умею. А пока отнесите эти тарелки туда, где они обычно лежат, а то, если оставить их здесь в открытой корзине, они снова запачкаются. Уверена, вам не хочется перемывать их прямо сейчас? Достаточно того, что, может так статься, ваша очередь будет мыть их после ужина.

А потом Шкатулка направилась прямиком в сторону Казимиры:

— Мадемуазель Казимира? Очень рада с вами познакомиться, зовите меня Шкатулка. Марик так много о вас рассказывал. Ну, достаточно много за те четыре минуты, в которые он уложился, рассказывая о себе и о цирке. Это моя собака, ее зовут Миска. Ваша Китценька поможет ей тут освоиться?

Казимира поспешно кивнула, рассматривая диковинную гостью.

— Я бы хотела поговорить с господином директором. Насчет клоунов, — окинула взглядом поляну Шкатулка. — Наверное, мне туда, в первый фургон?

И, поправив на плече полосатый рюкзачок, направилась в указанную сторону.

— Кто это, Марик? — спросила ошеломленная Казимира.

— Кто это? — наперебой подхватили все (а вокруг в считанные минуты собрались все без исключения).

— Это — наш новый клоун, — ответил Марик.

— Так я и думала, — торжественно сказала Казимира. — Кажется, мы спасены!

В нетерпеливом ожидании прошло еще минут десять.

Наконец на пороге фургончика показался сияющий господин директор, а за его спиной стояла улыбающаяся Шкатулка.

— Дорогие мои! — сказал господин директор. — Я хочу сообщить вам, что мы спасены! И представить вам нашу Эву, с этой минуты — клоуна Шкатулку. Ура!

— Ура! — закричали все и зааплодировали.

Шкатулка поискала глазами свою собаку, а господин директор поспешно добавил:

— И еще, конечно, хочу познакомить вас с нашей новой собакой Миской. Китценька, детка, теперь тебе будет с кем поговорить о своем, о собачьем.

Шкатулка вышла из-за его плеча и поклонилась.

— В честь того, что вы приняли меня в свою труппу, мне бы хотелось сыграть вам на флейте песенку, — сказала она.

— Просим! Просим! — закричали зрители: всем хотелось подбодрить нового члена труппы.

Шкатулка хлопнула себя по карманам, ища флейту. Следующие несколько минут она лезла то в один, то в другой карман, доставая из них карандаши и ножички, какие-то палочки, подзорную трубу и снова карандаши. Выражение ее лица становилось все более озадаченным, она с недоумением рассматривала то один, то другой предмет и даже пыталась, надувая щеки и краснея, сыграть на карандаше и на подзорной трубе.

Как ни сдерживались зрители, приняв сперва ее поиски за чистую монету, однако вскоре все уже хохотали, глядя, как клоун Шкатулка ищет свою флейту.

Она даже достала из нагрудного кармана Иогансона курительную трубку, но, изучив ее, махнула рукой и села на траву, закрыв в отчаянии глаза.

Миска подошла к Шкатулке, достала из последнего кармана флейту и ткнулась носом в руку хозяйки. «Уйди, Миска», — молча и безнадежно отмахнулась Шкатулка. Но Миска продолжала настаивать. Шкатулка открыла глаза и, увидев свою флейту, просияла.

И вот легкая, светлая и самую капельку печальная мелодия зазвучала наконец из найденной флейты. Казимира посмотрела на лица товарищей и украдкой вытерла глаза.

Всем стало понятно, что теперь в цирке «Каруселли» появился настоящий клоун.



Глава десятая

Про то, как цирк прибыл в столицу, а его труппе пришлось принять рискованное решение

Большой город — это совсем не то же самое, что поставленные рядом десять маленьких городов.

Улицы большого города шире, площади шумнее, башни выше, люди суетливее, но зато в большом городе больше возможностей показать себя, даже если ты маленький цирк.

Фургоны цирка «Каруселли» проехали через городские ворота рано утром.

— Несколько лет назад мы уже гастролировали в столице, — уверенным голосом сказал господин директор. — Я знаю тут, неподалеку от городской стены, замечательную поляну у реки рядом с парком развлечений. Если она не занята, то мы расположимся там и расклеим афиши уже к обеду. А завтра — завтра прямо с утра начнем представления! Сперва детский утренник, а вечером сыграем два раза, и я думаю, что успех нам обеспечен. Тем более когда вся труппа укомплектована. Нет, что я говорю? — перебил самого себя директор. — Разумеется, публика сбежится к нашим кассам еще сегодня, будет аншлаг, и первое представление мы сыграем сегодня вечером!

Марик во все глаза смотрел вокруг. Ему нравился в столице каждый камешек, и сердце его замирало от предвкушения чего-то чудесного.

Он никогда не был в столице. Ему казалось, что все без исключения здесь — совсем не такое, как в его родном городе, что камни на дороге — редкостные, булочки, продающиеся на перекрестке, — необычные, люди — особенные.

И он будет ходить по улицам самого большого города королевства и, наверное, увидит еще целую кучу интересного и запоминающегося.

Теперь, надеялся Марик, когда он нашел для цирка настоящего клоуна, директор не захочет отправлять его назад к Гертруде. В глубине души Марик рассчитывал, что за него будет вся труппа, значит, он останется и увидит столицу, а потом много других городов.

Каштановая аллея, вымощенная красноватым булыжником, привела их прямиком к воротам парка развлечений. В этот ранний час парк был закрыт, и сквозь ажурную решетку с вензелями короля и королевы Марику ничего разглядеть не удалось — только зеленые деревья, клумбы и скамьи неподалеку от входа.

По узкой мощеной дороге, тянущейся вдоль ограды парка, фургоны свернули налево — и вот перед ними большая поляна недалеко от реки. Очень подходящее место.

Старые афиши расстелили прямо на земле, и Иогансон, который умел рисовать лучше всех, поспешно изготавливал новые.

Марику доверили большую кисть и ведерко с белой краской: он замазывал на афишах имя клоуна Пе, а Иогансон, еле дождавшись, чтоб краска просохла, вписывал в афиши другие слова — «клоун Шкатулка». Буквы нового имени были лиловыми и желтыми, как Шкатулкин рюкзак.

Марику казалось, что это очень красиво.

Сама Шкатулка в это время сидела в тени каштана прямо на земле, скрестив ноги, и шила себе новый костюм.

— Понимаешь, — объяснила она Марику, — я бы, разумеется, вполне могла выступать и в том, что надето на мне сейчас. Но это неправильно. Любое новое дело имеет смысл обозначить особо.

— Чтоб показать, что теперь ты другой человек?

— Я надеюсь, что никакой наряд так быстро не делает человека другим. Но новая одежда позволяет почувствовать себя более празднично. А что нам надо для того, чтоб нравиться публике?

— Что?

— Нам надо нравиться самим себе, вот что, — сказала Эва, перекусывая нитку. Она встряхнула перед собой ярко-лиловую блузу с широкими рукавами: — Ну как тебе? Я буду великолепна.

Марик был с ней полностью согласен.

К обеду афиши были готовы и даже расклеены, а еще через час к цирку потянулся народ. Мадемуазель Казимира не успела даже попить чаю с сушками — на поляне толпилось так много взрослых и детей, что ей пришлось, наскоро закончив трапезу, открывать кассу.

— Мы вам рады, лучшие места, пожалуйста, вот первый ряд, сделайте одолжение, о, сударыня, приходите всей семьей, лучшая программа, такого вы еще не видели, двенадцать монеток сдачи, прошу вас, вот ваши билеты, уверяю, это будет великолепно, четырежды десять — сорок монет, минуточку, будем рады видеть, сколько вам? — тараторила Казимира без остановки. Монетки звенели в ее кассе, билеты так и летали в ее руках.

Господин директор сидел на ступеньках фургона, грыз не тронутую Казимирой сушку и с удовольствием наблюдал эту суету. Вечером цирк будет полон, завтра они сыграют три представления, и, если дела пойдут хорошо, послезавтра надо непременно послать пригласительные билеты в королевскую канцелярию. Разумеется, король, королева и принцесса на представление не придут, это не более чем жест почтения к монарху… Впрочем, отчего же не придут? Разве наш цирк не достоин посещения самого короля, разве моя труппа не великолепна, разве… боже мой, где она берет такие жесткие сушки, — вздохнул господин директор.

Он осторожно потрогал кончиком языка чуть не сломанный зуб, и мысли его свернули в иную сторону. А именно: господин директор подумал о мадемуазель Казимире. Господин директор вообще редко думал о женщинах. Но о мадемуазель Казимире он думал часто.

Как правило, в итоге этих раздумий господин директор фыркал и пожимал плечами. Нелепая мадемуазель Казимира. Слишком шумная мадемуазель Казимира. Слишком назойливая мадемуазель Казимира. При любом удобном случае господин директор старался поговорить с Казимирой о том о сем, чтоб убедиться — нет, она недостаточно возвышенная, очень, очень приземленная… Вот и сейчас — директор нарочно взял погрызть ее сушки, чтоб лишний раз убедиться: нелепо, нелепо, все не так, не так сушки жесткие. Он съел уже с десяток, чтоб окончательно в этом убедиться.

— Какая жалость, — вздохнул господин директор, мусоля одиннадцатую сушку, — что в жизни мне не посчастливилось встретить свою мечту.

Мечта господина директора являлась ему во сне. Снилась ему музыка, и нежные колокольчики, и золотые искорки, и светлый проем двери, в котором стоит, протянув к нему, директору, руки, неземная, воздушная, нежная, такая особенная — нимфа.

Однако жизнь проходила, а нимфа не появлялась. И господин директор с грустью думал, что никогда ему не услышать этих колокольчиков…

Неожиданно кто-то загородил от него солнце, и господин директор оказался резко вырван из мира своих грез.

— Вы начальник этого балагана?

Перед господином директором стоял мрачный человек в красном мундире генерала столичной полиции. У него были холодные голубые глаза и рыжие жесткие усы, которые топорщились, как щетка.

— Да, я. К вашим услугам. С кем имею честь? Желаете приобрести контрамарку? — Директор старался говорить как можно любезнее.

— Ни в коем случае. Я — помощник начальника полиции, нахмурился человек в генеральском мундире. — У меня для вас строжайшее предписание.

И он протянул господину директору плотный лист бумаги, густо облепленный сизыми печатями.

Пробежав его глазами, директор побледнел.

— В бумаге говорилось, что представление цирка запрещается.

— Но… позвольте… как же так… по какой причине… и билеты… билеты же раскуплены…

— О причинах сообщать не уполномочен. Однако полагаю, вы обязаны знать: все развлекательные мероприятия в городе дозволяются только с особого разрешения министра культуры, а неразрешенные мероприятия строжайше запрещаются. Что касается билетов, то не позднее завтрашнего дня вам необходимо уплатить в городскую казну налог со всей суммы, полученной вами за билеты. Не вздумайте обмануть: я наблюдал за очередью и зафиксировал, какое количество билетов было вами продано. Кроме того, необходимо заплатить налог на воздушные шары, на музыку и на следы на песке, которые вы изволили оставить, расположившись на этой поляне.

— Но простите… если представление не состоится и мы вернем деньги публике, то как мы заплатим налог?

— Не могу знать, — сухо ответил помощник начальника полиции. — Всего наилучшего.

И он отправился прочь.

Марик слышал весь этот разговор, и он был просто потрясен неожиданно свалившимся на цирк несчастьем. В отчаянии он побежал вслед за полицейским:

— Погодите, господин помощник начальника, погодите!

Полицейский развернулся, остановился и отдал Марику честь, глядя мимо него холодными голубыми глазами и топорща усы.

Марик слегка оробел, но собрался с духом:

— Дяденька… господин начальник помощника… то есть… А если попросить министра культуры, он разрешит нам выступать?

— Министр культуры принимает население два раза в неделю, и сегодня у него неприемный день. У тебя все вопросы, мальчик?

— Нет, не все. А скажите, зачем надо платить налог на воздушные шарики?

— Потому что, надувая их, вы используете в целях духовного обогащения королевский воздух столицы. Это облагается налогом. И если твои вопросы закончились, то мне пора идти.

— Представление должно было начаться через сорок минут. Если мы вернем билеты, то мы разорены. Заплатить налог будет совершенно не из чего, а кроме того, если мы начнем с такого скандала, кто же потом захочет ходить в наш цирк! — Господин директор огорченно махнул рукой с зажатым в ней налоговым уведомлением.

— Да, — подала голос Казимира, — когда этот полицейский начальник протянул мне этот налоговый документ вместо того, чтоб купить билет, я просто обомлела. Вы видели, какая там непомерная сумма? Ведь это же две трети нашей выручки!

— Не забывайте, мадемуазель Казимира, что мы вообще не получим никакой выручки, если представление запрещено! Мы разорены. Мы погибли.

— Чепуха! — Рио-Рита топнула ногой и еще раз громко повторила: — Че-пу-ха! Нам никак нельзя отменять представление. Ну что случится от того, что мы выступим один-единственный раз? А завтра мы пойдем к министру культуры и получим разрешение. Ведь это же министр куль-ту-ры — не может же он не понять нас, артистов. Я уверена, что завтра все уладится! Давайте готовить арену!

— Что вы скажете, друзья мои? — Директор обвел глазами притихшую труппу. — Как нам поступить? Эва, вы у нас человек новый, что вы думаете по этому поводу?

Шкатулка невесело улыбнулась:

— С таким же успехом вы можете спросить Миску, она тоже новичок в нашем цирке. Я думаю, что поскольку рискуют все, то и решать надо всем вместе. Голосованием.

— Голосуем. Отличная мысль, — вздохнул господин директор. — Итак, Флик, Фляк, Хоп, Иогансон, Рио-Рита, Эва, Мелодиус, Казимира — сколько получается человек?…

— Постойте, — прервала его Шкатулка. — Вы кое-кого забыли. Марик, Китценька, Аделаида, Филипп, Миска, лошади…

— Марик? Но он еще ребенок, и потом, он все же не член нашей труппы, — возразил было господин директор.

— Вы так думаете? — подняла брови Шкатулка. — Мне кажется, вы сказали это сгоряча. Рискуем мы все одинаково, заметьте.

— Хорошо, — сдался господин директор. — Зовите всех.

Через сорок минут цирк был полон.

Представление началось.



Глава одиннадцатая

Про то, как господин директор оказался в королевской тюрьме, а Китценька обрела нового друга

Горе очень часто уживается с радостью. И тот, кто радуется сквозь горе, очень стесняется, что радость сильнее его. Потому что кажется, что горевать надо всей душой, — иначе это нечестно.

Китценька впервые в своей жизни испытывала это странное чувство — горе пополам с радостью.

Горя было предостаточно.

Сегодня вечером их с мадемуазель Казимирой номер был последним по счету. Но не успела Китценька сделать на арене первый пируэт, как неожиданно музыка смолкла, а по залу пронесся шум.

Звеня зеркально отполированными саблями, на манеж шагнули полтора десятка полицейских. Возглавлял их уже знакомый усач.



— Неразрешенное представление запрещается! Прошу всех немедленно покинуть зал! — громко объявил он.

В публике начался ропот, заплакали дети, однако блеск полицейских сабель оказался очень убедительным. Публика потянулась к выходу, и через пять минут в цирке остались только циркачи и пятнадцать людей в форме.

— Попрошу всех нарушителей явиться сюда. Не пытайтесь скрыться, это бесполезно, — сказал помощник начальника. — Я имею портреты всех участников представления, и завтра каждый сбежавший будет объявлен во всекоролевский розыск как враг королевских подданных и личный враг короля!

Никто и не думал убегать. Цирк «Каруселли» стоял перед полицейскими как маленький сплоченный отряд. Даже маленькая Китценька прижалась к ноге Казимиры, но никуда не убегала, хотя ей и было ужасно страшно и язык у нее пересох.

Господин директор вышел вперед.

— Я полагаю, вы несете ответственность за все происходящее? — осведомился усатый.

— Да, — тихо ответил директор. — Я один несу за все ответственность. Мои люди тут ни при чем. Я… я приказал им начинать представление. И я готов ответить за все.

— Это неправда, неправда, — зашумели все, — мы все решили, что…

— Молчите! — возвысил голос директор. — Молчите! Распустились вы у меня, вот что! Я говорю: я один принял такое решение, и не сметь, не сметь мне возражать!

— Но, господин директор, ведь голосование… — начал было Иогансон.

— Вы бредите, господин фокусник! Какое еще голосование? Идите занимайтесь своими кроликами и не лезьте, куда вас не звали!

Конец спору положил помощник начальника.

— Вы арестованы, господин директор! Прошу следовать за мной!

И господина директора увели в городскую тюрьму.

Китценька не стала слушать, что было дальше. Она могла предположить, что после ухода полицейских труппа не стала расходиться — ведь надо же было решать, как поступить.

Но маленькой Китценьке было уже все равно. Она знала, что ее маленькая кудрявая головка не может придумать, как справиться со свалившейся бедой. Пусть думают люди.

А Китценька пойдет, сядет на бережок и будет тихо плакать и тоненьким голосом выть на луну. Потому что собаки всегда воют на луну, когда им тоскливо.

И Китценька зажмурилась горестно, выла и плакала и думала, что им опять не везет, и что очень хочется куриной котлетки, а ее кормят только овсянкой на воде, и что очень жаль господина директора, и что все пропало, и что она так одинока, а луна такая большая и круглая — и-и-и-и-у-у-у-у-у!

Вдруг в ее тонкий вой вплелась какая-то новая, более низкая нота.

Китценька открыла глаза и увидела, что рядом с ней сидит Миска. Большая и черная, она казалась частью этой ночи.

— Будем выть вместе? — спросила Миска, вздохнув.

— Будем, — согласилась Китценька.

— Люди — это всего лишь люди, — продолжила разговор Миска. — Они слишком много разговаривают… А нам, настоящим собакам, ясно, что сперва надо как следует повыть на луну. У-у-у-у-у-у-у!

— У-У-У-У-У-У-У! — поддержала ее Китценька.

— Да, — вздохнула Миска. — Сперва повыть, а потом уже, отвыв беду, заняться поисками выхода. Люди всегда привыкли делать все сразу. Поэтому они и принимают такие опрометчивые решения. Ты согласна?

— У-у, — кивнула Китценька.

— Сейчас мы повоем еще немного, а потом пойдем послушаем, что придумали люди. Может быть, мы с тобой придумаем что-то получше. А ты не грусти так сильно. Лучше погромче вой, — сказала Миска ласково и лизнула маленькую Китценьку в нос.

И вот в этот момент Китценька и почувствовала, что она — несмотря на все горе — счастлива.

Потому что, конечно, Китценьке никогда не стать большой собакой. Но зато — она может дружить с большой собакой! Ведь Миска подала ей совершенно понятный собачий знак дружбы. И они будут выть хором и придумают, как спасти директора, и потом Китценька даже покажет Миске, где спрятана косточ… нет… пожалуй, косточку Китценька покажет ей когда-нибудь потом…

Но не только собаки горевали в этот час на речном берегу.

Когда экстренное совещание труппы закончилось, спохватились, что пропал Марик.

— Его нет в нашем фургоне, — взволнованно сообщила Казимира, — его нет и в тележке у Филиппа.

— Давайте встанем цепочкой и будем громко звать его, обшаривая окрестности, — сказал Хоп.

— Может быть, пустим по его следу собак? — предложила Рио-Рита.

Шкатулка покачала головой.

— Думаю, он не ушел далеко. Спрятался где-нибудь, чтоб мы не видели, как он переживает. Пойду поищу мальчика, мне кажется, у нас нет причин за него волноваться…

Марик нашелся на берегу.

Он сидел на песке, обхватив колени руками. При появлении Шкатулки он поспешно вытер краем футболки глаза.

— Что там решили? Я ушел, не дослушал, — сказал Марик севшим от слез голосом.

— О чем ты ревешь, дуралей? О чем-то своем или о нашем общем?

— Я не реву. Уже не реву, — поправился Марик. — Но, понимаете, только я понадеялся, что останусь в цирке, а цирк закрыли…

— Кто тебе сказал такую ерунду? Вот еще придумал! Завтра мы идем на прием к министру культуры и не отстанем от него, пока он не разрешит нам выступать. Налоги заплатим — ведь сбор от представления остался у нас.

— И директора выпустят?

— Это мы тоже выясним завтра. А пока — пойдем-ка домой. Спать.

— Домой? — хмыкнул Марик. — Это в фургон, что ли?

Шкатулка внимательно глянула на него.

— А у тебя есть другой дом?

— Нет у меня никакого дома. Нет и не было.

— Ну, значит, придется считать, что на сегодня твой дом — в цирковом фургоне.

— А где ваш дом?

Вместо ответа Шкатулка встала и сделала несколько шагов по берегу, загребая ногами песок. Потом разбежалась и прошлась колесом.

— Ух ты! — Марик даже вскочил в восхищении.

— Хочешь, научу тебя делать так же?

— Конечно, хочу! — Марик нетерпеливо подпрыгнул.

— Тогда смотри. Надо встать вот так и…

Следующие десять минут Марик пытался повторить движения Эвы, шлепаясь в песок, если она не успевала его подхватить. Мальчик запыхался, но в конце концов у него начало немного получаться. А когда Эва сказала: «Ну хватит» — Марик понял, что плакать ему больше не хочется.

— Давай-ка договоримся, — сказала Эва, ловя его последний раз, и сдула с лица мокрую от пота седую прядь. — Называй меня на «ты» — так, пожалуй, будет лучше. А в качестве ответной любезности я отвечу на твой вопрос.

— На какой вопрос? — Марику казалось, что он ни о чем не спрашивал Эву.

— Про дом. Спроси меня еще раз.

— О, точно. Где твой дом, Эва?

— Вот он. — Эва кивнула себе под ноги. — Тебе нравится этот милый домик, который я нарисовала на ботинках?

Хотя луна и светила ярко, но Марик не мог разглядеть домик Эвы в подробностях. Однако он хорошо помнил, что там нарисовано, и даже маленькую лейку под кустом помнил тоже.

— Так что мой дом — всегда со мной. Он там, где я останавливаюсь.

— Но он же ненастоящий?

— Для меня — самый настоящий. Другого у меня нет. Да я и не хочу другого.

Марик подумал: «Что ж, — у меня нет даже такого дома» — но ничего больше не сказал.

Эва свистнула, и из темноты показались две собаки — большая черная Миска и маленькая белая Китценька.

Вчетвером они отправились спать.

Глава двенадцатая

Про то, как проходила аудиенция у министра культуры

Если вы встретите человека, который заявит вам, что он любит стоять в очереди, запомните этот день: такие люди встречаются крайне редко. Очень может статься, что никогда. Очередь, даже самую организованную, люди обычно ненавидят.

В приемной у министра культуры очередь была очень культурная. Никто не пихался локтями, не шумел и не толкался, никто не кричал «Вас здесь не стояло!» и никто не лез вперед.

Да это было и невозможно. Тот, кто пришел на прием в министерство, сперва должен был пройти в зал «А» и в окне № 1 получить талон на получение анкеты. Потом в зале «Б» в окнах № 3 и 4 в обмен на талон выдавалась анкета посетителя — шесть экземпляров на семи листах каждый. В анкете следовало указать цель визита, свое полное имя, полное имя своих родителей, дедушек и бабушек, а также прадедушек и прабабушек, кто, где и когда родился, место постоянного жительства, род занятий (подробно), имена свидетелей, готовых подтвердить все эти сведения, кроме того, следовало указать наличие музыкального слуха, знание иностранных языков, владение домашними животными, умение стоять на голове, длину левого мизинца, авторов музыки и слов королевского гимна, а еще нарисовать в предложенной рамке автопортрет: отдельно шел вопрос «Болели ли вы ветрянкой».

Заполняющие анкеты могли разместиться за столами в зале «В».

Все очень нервничали, но вели себя тихо. То и дело прокатывался слушок, что тех, кто уже болел ветрянкой, министр примет, а тех, кто не болел, выгонят вон.

Поэтому в последней графе посетители судорожно исправляли написанное до тех пор, пока не вспоминали, что поправки и зачеркивания в анкете воспрещены, второй экземпляр не выдается и допустившему помарку придется прийти в следующий раз.

Заполненные анкеты необходимо было подать в окно № 7 в зале «Г».

Там их обменивали на жетончик с номером. Далее следовало ждать около часа в зале «Д» — там висело большое табло, где выскакивали номерки жетончиков. Если циферка оказывалась красной, то вам надлежало перейти в зал «Е», где жетон обменивался на специальный пропуск, а если циферка была черной, то просителю отказывали в аудиенции.

Главное было не пропустить свою циферку, потому что справок никто не давал: говорили, что министр культуры предпочитает иметь дело с людьми внимательными и организованными.

«Хорошо, что на ребенка никаких сведений подавать не надо, — думал Марик, стоя рядом с Эвой и Иогансоном, которые, нахмурив лоб, заполняли анкеты, — а то что бы я писал про родственников и место жительства… И про ветрянку я не знаю…»

Утром было решено, что на аудиенцию пойдут фокусник Иогансон и Эва, потому что они выглядят наиболее представительно — в силу возраста.

Мадемуазель Казимире ужасно хотелось пойти с ними. «Вот, — думала Казимира, — господин директор вернется и спросит: „А кто это отважно ходил в министерство и вызволил меня из тюрьмы, неужели это наша нежная и хрупкая мадемуазель Казимира?“ — и я скромно улыбнусь, и тогда он скажет мне… скажет мне…»

Тут жонглер Хоп прервал мечтания Казимиры, невежливо толкнув ее в бок:

— Голосуем, Казимира, голосуем: ты согласна, чтоб Эва и Иогансон шли в министерство?

— Я?… Конечно, я согласна, — растерянно и печально кивнула Казимира. Она с отчаянием подумала, что ей не дали возможности проявить себя. А еще она подумала, что Эва в комбинезоне с карманами, странных ботинках и большой шляпе выглядит как угодно, но только не «представительно». И тут взгляд Казимиры упал на взволнованного Марика.

— У меня идея, — подала голос Казимира. — А что если Эва и Иогансон возьмут с собой Марика? Может быть, с ребенком их пропустят без очереди? А может быть, детское лицо растрогает господина министра?

— Отличная идея, Казимира, — воскликнула Эва. И добавила:

— Мне неловко обращаться с такой просьбой, но кто, кроме вас, лучше всего разбирается в таких вещах? Не могли бы вы посоветовать мне, какую прическу сделать, чтобы выглядеть более подобающим образом?

Казимира посмотрела на Эву: та с озабоченным и огорченным лицом сняла шляпу, и ее рыжие кудри трепал ветер. Глаза Казимиры просветлели: «Пусть, — думала она, доставая гребни и шпильки, — вклад мой в успех общего дела будет не так велик, но мы все помогаем друг другу».

Глаза Марика болели от напряжения — он боялся пропустить их номер на табло.

— Вот! — громко воскликнул он. — Эва, вот, триста сорок восемь — наш, красный!

Стоящие по углам служащие министерства зашикали, и Марик пристыжено смолк.

Теперь его охватило нетерпение. Еще полчаса, и их примет королевский министр культуры. «Культура, — думал Марик, — это такое огромное слово, почти как „вселенная“, „добро“, „математика“. Наверное, министр культуры самый культурный и самый творческий человек во всем королевстве. Он, конечно, разрешит нашему цирку выступать и велит выпустить господина директора. Иначе и быть не может».

И вот настала их очередь и перед ними открылись высокие резные двери.

Далеко-далеко, на дальнем конце огромной залы, за широким столом, обтянутым зеленым сукном, сидел невысокий лысоватый человечек.

На стене над его головой горела золотом надпись: «Министр культуры королевства господин Перпендикуляр».

Трое посетителей сделали несколько шагов вперед, и тут Марик услышал, как Иогансон и Эва одновременно тихо ахнули.

— Это же… черт побери моих кроликов… это же… не может быть! — пробормотал Иогансон.

— Как он здесь очутился? — тихо сказала себе под нос Эва.

— Пе! — громко воскликнул Иогансон. — Пе, это ты? Как ты тут оказался? Не верю своим глазам!

Человечек в кресле шевельнулся, кресло под ним скрипнуло, и голосом, в котором скрипа было тоже предостаточно, ответил:

— Господин Иогансон! Вы разговариваете с министром его величества, и я попросил бы вас не забываться и не фамильярничать.

— Но Пе… то есть… господин Пепердику… Пеньперку… господин министр! Как это возможно?

Министр улыбнулся. Самодовольно и польщенно.

Потом махнул рукой секретарям:

— Оставьте нас наедине, тут дело государственной важности.

Вслед за тем он выскочил из-за стола и горделиво прошелся вдоль золотой надписи:

— А? Что? Не ожидали? Думали, ваш фиглярский балаган — это все, на что способен Пе? Да я на следующий же день, покинув ваше жалкое шапито, скоростным экспрессом добрался до столицы — и как раз подвернулась вакансия. Король — о, наш мудрейший монарх знает толк в подборе кадров! — Пе захихикал. — Ему так понравилось мое резюме, а также мой проект реорганизации работы министерства, что он тут же назначил меня министром.

Посмотрите, как преобразилось тут все, какой порядок, учет, контроль, статистика — и это всего за неделю! Впрочем, ты не в курсе, Иогансон, а ведь у меня уже был опыт руководящей работы — правда, Лауренсия?

Эва не ответила. Она стояла, прикусив губу, и внимательно рассматривала министра.

— Что, меня трудно узнать? Да и ты изменилась, скрывать не стану. Ну ладно, — не дождавшись ответа от Эвы, поджал губы Перпендикуляр, — излагайте, по какому делу вы пришли, время дорого.

Иогансон коротко рассказал о том, что произошло вчера:

— …и вот мы бы хотели получить разрешение на выступления, а также просим выпустить из тюрьмы господина директора. На поруки.

Пе пожал плечами:

— Директор не в моей компетенции. Нарушитель распоряжений полиции должен сидеть в тюрьме, по крайней мере, пока на это будет воля полицейских начальников. Что же касается выступления цирка, то моя резолюция такова: отказать!

— По какой же причине? — вскинул брови Иогансон.

Пе поднялся на цыпочки и надул щеки, чтобы выглядеть внушительнее, и взял со стола отпечатанный указ:

— Причина такова: наша прекрасная принцесса не желает, чтобы в городе проходили бессмысленные увеселения. Все публичные выступления дозволяются особой лицензией только в том случае, если они способствуют пробуждению в подданных пристрастия к наукам. К точным наукам. Впредь до особого распоряжения. Аудиенция окончена, господа.

Когда за Шкатулкой, Иогансоном и Мариком закрылись тяжелые ворота министерства, никто не сказал ни слова. Молча дошли они до горбатого мостика через ручей. Эва остановилась, повынимала из тугого узла волос шпильки и, тряхнув головой, растрепала волосы. И только тут Марик подал голос:

— Эва, а почему он назвал тебя другим именем? Ты что, его хорошо знала в те времена, когда тебя звали Лауренсия?

— Лучше, чем хотелось бы, — поморщилась Эва. — Впрочем, Пе нисколько не изменился за эти годы… Право, руководить производством заклепок было более подходящим для него делом. Тухлая Лягушка.



Глава тринадцатая

Про то, как Иогансон, Эва, Казимира и Марик навещали директора в тюрьме

Тринадцатое кольцо у Хопа все время падало на землю. Он репетировал уже четвертый час, у него начинали болеть плечи, но проклятое кольцо никак не поддавалось.

Может быть, это происходило потому, что Хопу было грустно. Одно дело — репетировать перед вечерним выступлением, и совсем другое — кидать кольца и не знать, когда это умение еще раз кому-нибудь пригодится.

Иогансон тоже репетировал. И тоже без настроения. Он уже восьмой раз опускал в свою волшебную шляпу руки, но вместо кролика доставал оттуда только белых мышек. Мышки печально пищали и разбегались по лаковому волшебному столику, дрожа в испуге розовыми хвостами.

Флик и Фляк посвятили день штопке трико, Рио-Рита с Душкой поехали покататься в парке, Филипп читал альманах «Большие королевские скачки» (на его обложке был прекрасный портрет Льдинки в бархатной попоне), Шкатулка вытащила из карманов комбинезона все вещи и теперь заново раскладывала их в одной ей известном порядке, Мелодиус чинил замочек на ящике с канифолью, собаки валялись в тени и тихо беседовали о жизни.

Марик слонялся без дела.

Вчерашний день, помимо неудачного посещения министерства, принес еще одно огорчение.

По дороге из министерства Иогансон и Шкатулка собирались пойти в полицейский участок — узнать что-либо о господине директоре. А вдруг его вообще сразу и выпустят?

В ту ночь, когда директора арестовали, Иогансон и Хоп пытались что-то выяснить, однако усач заявил им, что все справки относительно арестованного они получат только на следующий день после обеда. А пока полицейский пригрозил, что излишняя настойчивость приведет к ухудшению участи арестованного.

— Будете слоняться ночью у окон тюрьмы — я могу решить, что вы задумали организовать побег. Приходите завтра после обеда в участок. Стол справок полиции к вашим услугам.

Однако еще издали они увидели, что окна полицейского участка были закрыты белыми ставнями с нарисованной на них короной, на дверях висел большой амбарный замок. У стены на лавочке сидела Казимира с большой сумкой в руках.

— Ой, это вы, — обрадовалась она, завидев товарищей. — Ну рассказывайте, есть надежда?

— Казимира, — удивился Иогансон, — а ты что тут делаешь?

Казимира слегка порозовела.

— Я подумала — вдруг тут очередь. Решила прийти пораньше, занять. А то вдруг его там плохо кормят. Так я испекла пирожков. С капустой. Он такие любит, — совсем тихо закончила Казимира. И губы ее задрожали: — А тут закрыто и спросить не у кого…

Четверо циркачей побродили вокруг в надежде найти расписание работы полиции.

Однако никаких объявлений вывешено не было.

Они уже уходили, как вдруг из-за забора соседнего дома кто-то свистнул.

Марик поднял глаза и увидел, что на заборе сидят двое мальчишек.

— Эй, это мы вам свистим, — сказал старший из них. — Вам небось полиция нужна? А зачем?

— А вы что, из цирка? — поинтересовался мальчик поменьше, в большой кепке.

— Из цирка, из цирка. Куда подевалось все полицейское управление?

— Так у них у всех отпуск по болезни. Вот и нет никого.

— Заболели все разом?

— Нет, — покачал головой мальчик в кепке, — заболела дочка у помощника начальника. Лежит она, значит, болеет, а папаша рядом сидит, кормит ее компотом с ложечки. Ну и никто на службу не ходит теперь. Раз папаши нету.

— А вам, наверное, надо было про вашего узнать? — вступил в разговор старший мальчик. — Так ваш в городской тюрьме. Его туда сегодня утром перевели, сперва-то он в полиции сидел, в подвале. А теперь он в «Альматрасе». Хотите покажем, где это?

Мальчики спрыгнули с забора:

— Пошли, это вон туда.

Городская тюрьма под названием «Альматрас» располагалась на соседней улице. Зарешеченные окошки камер выходили прямо в нарядный палисадничек, полный цветущих пионов и ирисов.

— Вона то крайнее окно — там сидит ваш. — Мальчик тихонько свистнул: — Эй, циркач!

— Господин директор! — позвал громким шепотом узника Иогансон.

В окне показалось лицо господина директора.



— Ой, — сказал директор радостно, — это вы! Ну как там дела?

Иогансон, вздыхая, в нескольких словах рассказал про посещение министерства. То, что Пе стал министром, крайне встревожило господина директора.

— Боюсь, друзья, — сказал он, прижавшись лицом к решетке, — что меня будут держать здесь долго… Пе постарается. Но может быть, вам удастся придумать какой-то цирковой номер так, чтоб он пришелся по вкусу принцессе? По крайне мере, вы хоть не будете голодать. Меня-то здесь кормят отлично.

— Рассказывать про физику, показывая опыты вместо фокусов? — грустно спросил Иогансон.

Шкатулка вступила в разговор:

— Господин директор, мы обязательно что-нибудь придумаем. Потерпите еще немножко, хорошо?

— Хорошо, — кивнул директор. — Если бы душа за вас не болела, я бы сидел тут совершенно спокойно. Тут тихо, цветочки вон под окном. Мороженое на десерт приносят…

— Господин директор, — подала голос Казимира, — а я вам пирожков испекла. С капустой.

— Ах, Казимира, дорогая, тут прекрасная кухня. Впрочем, давайте ваши пирожки. Пригодятся. Я и правда такие люблю.

Расставаясь, все пытались сохранить присутствие духа.

— А где квартира начальника полиции? — спросила Шкатулка мальчишек, когда они все отошли от окон тюрьмы.

Мальчишки засмеялись:

— Квартира! Ой, сказали тоже — квартира! Во дворце! Вы что, разве не знаете, что наш король — по совместительству министр внешних и внутренних дел? Ну так вот, он и считается начальником всей столичной полиции. А руководит всем каждый день помощник. Знаете, усатый такой?

— Знаем, — вздохнула Шкатулка. — Ведите тогда к нему!

— Вон там его дом. На соседней улице. Только он вас не примет, девчонка у него болеет.

— Такая же противная девчонка, как папаша, да? — поинтересовался Марик.

— Не, — ответил младший мальчик. — Туська — она ничего. Только маленькая очень. Три годика. А так хорошая. Смешная. Жалко, что болеет, конечно. Папаша у нее противный, но она же его любит, ты же понимаешь?

— Угу, — пробормотал Марик. Он не понимал.

Увидеть помощника начальника им не удалось. Горничная, услышав, что они пришли к хозяину, замахала руками:

— Не принимают! Никого не велено принимать! Идите, идите, не шумите тут! — И захлопнула перед их носами высокую резную дверь.

Сегодня с утра Казимира уже сбегала к директору, передала всем привет от него и сказала:

— Он спрашивает, не придумали ли мы номер, который дозволили бы смотреть принцессе? И еще, он просил не волноваться: надзиратель сказал ему, что дольше двух месяцев в тюрьме без суда никого не держат.

От слов «два месяца» все пришли в ужас.

Одна Шкатулка была спокойна.

— Вот уж не для того я пришла в цирк, чтоб он сразу же и закрылся. Сидим и киснем, какая в том польза? Я предлагаю вот что: разойдемся по своим углам и хорошо подумаем, что именно каждый из нас может изобразить во славу точных наук. А вечером соберемся и обсудим.

На том и порешили. Хоп повесил тринадцать колец на ветку каштана, Иогансон насыпал мышам крошек и почистил измученному кролику морковку, Флик и Фляк отложили штопку, вернувшаяся из парка Рио-Рита расседлала Душку.

А потом все с сосредоточенными лицами ушли думать.

Один Марик продолжал слоняться по поляне.

«Что бы мы делали без Эвы, — размышлял Марик. — Пока нет директора, все, даже Иогансон, растерялись. А она словно ничего не боится. И все так успокоились, по-моему, даже поверили, что с Эвой мы не пропадем. А там и директор вернется».



Глава четырнадцатая

Про то, как у Марика обнаружился цирковой талант, а Шкатулка открыла ему свою тайну

Мадемуазель Казимира уже в четвертый раз пересчитывала расходы и доходы.

Она сидела за маленьким столиком у окна своего фургончика, перед ней лежали ворохом корешки билетов, контрамарки, счета за овес и колесную мазь, налоговые счета, монетки с профилем короля и бумажные деньги с портретами королевского семейства. Казимира грустно щелкала костяшками счетов, перекладывала бумажки туда и сюда — росла то правая горка, то левая, столбик цифр на лежащем перед ней листочке становился все длиннее, Казимира писала, зачеркивала, снова писала и снова зачеркивала.

Украдкой Казимира смахивала набегавшие слезы. Она очень скучала по господину директору и все думала: «Как он там, в тюрьме, один-одинешенек?» Эти мысли мешали Казимире считать — и она уже пятый раз неверно поставила запятую. На неправильную запятую упала слеза, и запятая превратилась в маленькую синюю кляксу.

Казимира с досадой посмотрела на кляксу. Опять пересчитывать все заново!

Самое главное, что в конце всех расчетов ей надо было определить, какой налог они должны заплатить в городскую казну. С налогами шутки плохи — ошибешься на одну крохотную монетку, пусть даже она так мала, что королевский нос на ней не больше макового зерна, — и случатся ужасные последствия.

«За ограбление королевского банка, — грустно думала Казимира, переведя взгляд с кляксы на купающихся в пыли беззаботных воробьев, — падут на мою голову меньшие кары, чем за ошибку в налогах. А как тут разобраться — когда столько цифр, процентов и правил…» На минутку Казимира замечталась. Вот, к примеру, они с господином директором — знаменитые разбойники. В черных бархатных масках они врываются в банк и кричат, стреляя в потолок (ох, непременно в потолок, чтоб не задеть кого-либо нечаянно, ведь это так больно и неприятно, когда в тебя попадают из пистолета!): «Ни с места, это ограбление!» А потом на вырученные деньги они ремонтируют цирковой шатер, и господин директор говорит, нежно глядя в глаза Казимире: «Вы самый надежный друг, моя дорогая!» Но потом полиция идет по их следу, и Казимира гордо говорит главному следователю: «Это я одна ограбила ваш банк! Я отвечу за все!» Ее сажают в тюрьму, и господин директор сидит под окном ее темницы день и ночь, умоляя ее не отчаиваться…

Казимира с трудом вернулась из мира грез и снова принялась за работу.

Она сложила стопочкой лиловые купюры и снова принялась их пересчитывать. Нет ничего скучнее, чем считать дебет, кредит и налоги.

На лиловых купюрах была изображена принцесса. Казимира достала из пачки одну бумажку, разгладила ее на столе и, чтоб на минутку отдохнуть от расчетов, начала разглядывать картинку.

Серьезная принцесса в полосатом платьице с кружевным воротником смотрела куда-то в сторону. Губы ее были крепко сжаты, а уголок воротника слегка замялся. «Если бы это была моя дочка, — вздохнула Казимира, — я бы всегда следила за тем, чтоб ее воротнички были выглажены. И, наверное, я бы рассказала ей что-нибудь такое, чтоб она улыбнулась, позируя художнику. Днем она бы играла с Китценькой, а вечерами читала мне вслух сказки, а я бы вязала ей новые кружевные воротнички…»

И тут Казимира рассердилась на саму себя.

Близится вечер, а она так и не закончила считать. Сидит, мечтает то о грабителях, то о принцессах.

А дело так и не сделано.

В эту минуту под окном фургончика раздались чьи-то шаги.

— Мадемуазель Казимира! Я принес вам кофе. Эва сказала, что сладкий кофе со сливками очень полезен при умственной деятельности, и велела мне отнести его вам. Еще она сказала, чтобы вы непременно попробовали яблочные блинчики — она испекла их сегодня на полдник.

Марик поставил поднос с кофе на подоконник.

— Смотрите, не пролейте это на свои бумаги, — сказал он, отодвигая в сторону весь ворох. — Принцессе не станет веселее, если вы нальете ей на голову горячий кофе.

— А ты так хорошо знаешь, как выглядит принцесса, что сразу узнал ее на этом портрете? — улыбнулась Казимира, радуясь передышке в работе. — Не самый удачный портрет, как ты думаешь?

— Портрет принцессы Амелии висел у нас в общей столовой. По-моему, он был срисован как раз с этой купюры, — хмыкнул Марик. — Уж не знаю, неудачный ли это портрет, или наша принцесса по жизни такая кислятина. Вот выдумаем подходящий номер — и выступим во дворце, может быть, и саму принцессу доведется увидеть.

— Не исключено, — кивнула Казимира. — Как там дела, как идет работа у остальных? Кстати, не составишь мне компанию? Кофе в кофейнике явно на двоих.

Марик сел рядом, сунул в рот горячий яблочный блинчик и сказал:

— Иоасонвефываемыфей, Хопщетитфотонапефке…

— Чтоооо? Какие еще фото мыфей? — засмеялась Казимира. — Прожуй, потом расскажешь.

Иогансон взвешивает своих мышей. На аптекарских весах, сказал Марик, проглотив блин. — Хоп чертит на песке какие-то круги. Эва пекла блинчики, Рио-Рита ушла куда-то к реке — по-моему, она переживает, что у нее нет вообще никаких идей…

— Ясно, — вздохнула Казимира. — Вот и у меня тут не ладится. Видишь, какую ужасную схему уплаты налогов принес этот усатый? Такое мог выдумать только наш министр культуры господин Пе. Вот, надо взять общую сумму выручки, прибавить к ней количество артистов и животных, умножив на вот этот коэффициент, потом посчитать, сколько квадратных метров заняла арена, а сколько — весь наш цирк со всеми фургонами, умножить вот на это… тут вычесть… а здесь надо сосчитать среднее арифметическое, а вот тут высчитать шестьдесят четыре и триста сорок восемь тысячных процента от… я уже и сама не помню, от чего именно, но…

Казимира осеклась. С удивлением она смотрела, как Марик сгреб бумажки с ее расчетами, лицо его стало сосредоточенным. Он быстро переводил глаза с цифры на цифру, потом пожал плечами и сказал:

— Где ваш карандаш? Общая сумма налога — семь тысяч сто двадцать четыре с половиной монеты. Налог на воздух при этом составит примерно пятую часть от этой суммы, но, наверное, высчитывать его отдельно не надо?

Казимира даже рассердилась:

— Марик, ты думаешь, что это забавная шутка, но мне не до смеха.

— И не собирался шутить, — серьезно ответил Марик. — Я посчитал вам все совершенно точно. Можете проверить. Я быстро считаю.

— Хм… Тут было чему удивляться. Ну, допустим, она ему поверит.

— Ты хочешь сказать, что ты такой гениальный математик и все это посчитал в уме?

— Я просто люблю математику. И быстро считаю — вот и все.

— Триста сорок пять умножить на сто восемьдесят четыре?

— Шестьдесят три тысячи четыреста восемьдесят.

Казимира поспешно умножила в столбик. Получилось то же самое.

— Хм… А квадратный корень из этого числа?

Марик задумался лишь на миг:

— Двести пятьдесят одна сотая, а после запятой девять, пять, два, три, семь, шесть, четыре, пять… ну, словом, если округлить до третьей цифры, то девятьсот пятьдесят две тысячные.

— Феноменально, — прошептала потрясенная Казимира, не став даже перепроверять и мгновенно поверив в Мариков талант. — Фантастично! Удивительно!

И тут ее осенило.

Казимира отставила в сторону недопитый кофе и схватила Марика за рукав:

— Пойдем!

Посреди поляны Казимира с недоумевающим Мариком остановилась и, сложив руки рупором, закричала на весь берег:

— Эй! Все сюда! Общий сбор! Все ко мне!

И, когда ее окружили циркачи, она подтолкнула Марика:

— Говори!

— Что говорить? — не понял Марик.

— Ну, — нетерпеливо топнула ногой Казимира, — ну… Давай! Двести девяносто восемь разделить на сорок пять.

— Шесть целых, шестьдесят две сотых… ну и там дальше два в периоде.

— Корень из числа две тысячи пятьсот восемьдесят девять?

— Пятьдесят целых, восемьсот восемьдесят две тысячных… э-э-э… примерно.

Казимира обвела всех победным взглядом:

— Вы видели? Вы поняли? Это же готовый цирковой номер «Уникальный мальчик»! Это должно понравиться принцессе, потому что это математика! И, по-моему, это просто чудо!

Радости собравшихся не было предела. Обнимали и Казимиру, и Марика, и снова Марика, и снова Казимиру. И правда — чудесный номер! А после этого необыкновенного номера, решили все, можно объявить «Фокусы и аттракционы во славу законов физики» — и тут позажигать факелы, покидать кольца, а все прочие номера объявить иллюстрацией к какому-либо физическому закону. Ну, допустим, к закону всемирного тяготения.

Это уже не важно, потому что Марик будет гвоздем программы.

Не тратя времени даром, Иогансон поспешил рисовать новую афишу с портретом Марика. Марик позировать не хотел, и Иогансон решил рисовать по памяти. Рио-Рита кинулась к сундукам, чтоб найти для нового артиста какой-то подходящий костюм, например бархатную курточку и большой шелковый бант в горошек (именно так должен выглядеть на арене цирка чудо-ребенок!).

Казимира побежала заполнять финансовый отчет (какое счастье, что Марик уже все посчитал за нее — и так быстро!).

А Марик, несколько ошеломленный поворотом в своей судьбе, решил найти какой-либо тихий уголок и собраться с мыслями. Сел на ступеньки Эвиного фургона (самой Эвы почему-то нигде не было видно), набрал пригоршню мелких камешков и начал кидать их, пытаясь попасть в обод колеса. Думать это занятие здорово помогало.

Он хорошо понимал, что ему выпала необыкновенная удача. Ну сами посудите: мальчиков, которые моют посуду, расчесывают собачек и вытряхивают попоны, пруд пруди. Марик был настроен вполне самокритично — с этой ролью справится совершенно всякий мальчик с улицы. Да что там, если начистоту, все эти дела прекрасно делались до его появления в цирке. В любой момент его со спокойной душой отправят назад. Как только дознаются, откуда он сбежал, — так сразу и отправят. Но теперь — теперь у него есть шанс стать действительно полезным. Может быть, даже незаменимым.

Сегодня он чуть не испортил все дело. Зачем он начал разглагольствовать про портрет принцессы? «В общей столовой!» Еще минутка — и Казимира бы спросила, что это за столовая. И догадаться, что общая столовая бывает в каком-либо приюте, легче легкого.

Остается только надеяться на то, что Казимира не заметила этого промаха. И не будет допытываться, где именно висел портрет принцессы Амелии.

И еще. Марик представил себя посреди арены — и в животе у него стало холодно. Вдруг он испугается и провалит все дело? Подведет всех, и тогда…

— Вот увидишь, это очень весело — и ничуть не страшно, — раздался за его спиной голос Шкатулки.

— Ой, Эва, — обернулся Марик. — Где ты была? Ты слышала, Казимира придумала… То есть я сосчитал… То есть все тоже сказали — отличная мысль…

— Да, да, я знаю, что ты будешь гвоздем программы. Только расскажи мне, что именно ты будешь делать?

Марик открыл было рот, чтоб начать рассказывать, но тут же умолк. Он почувствовал себя сбитым с толку. Как это так: Шкатулка знает, что Марик будет выступать, но не знает самого главного — с каким именно номером? Вот прежде чем Марик расскажет подробности, он должен понять — как это получилось?

Шкатулка пожала плечами:

— Да не нервничай ты — я все равно собиралась тебе ее показать.

— Кого — ее?

Шкатулка взяла его за руку и потянула за собой — в фургон.

В полумраке фургона Марик сделал несколько шагов вперед и услышал, как где-то совсем рядом играет тихая музыка.

— Вот она, на столе, — сказала за его спиной Эва.

На столе, в самом центре, на клетчатой скатерти стояла музыкальная шкатулка. Колокольчики тихо перекликались между собой, крышка была откинута, и изнутри шел неяркий, мерцающий золотой свет. Казалось даже, что над открытой шкатулкой вьются золотистые искры.

— Ой какая… — прошептал Марик.

— Подойди поближе, посмотри, — так же тихо сказала Эва.

Марик подошел и заглянул внутрь.

Внутри, к его изумлению, он увидел нечто необычное и неожиданное.

Да, это похоже на крохотный кукольный театр. Кукольный цирк, если быть точным. Вот ряды скамеек, а на них зрители — каждый размером с некрупный желудь. Они подняли игрушечные ладошки и хлопают, хлопают в такт колокольчикам.

А в центре арены стоит мальчик. На нем синяя бархатная куртка, а под ней — футболка с жирафом. Жираф на груди у мальчика совсем уже крохотный — с муравья, но картинку четко видно. А главное, ясно, что этот мальчик — Марик.

— Это я? — спросил Марик, не до конца веря своим глазам.

— Это кукла. Это крохотная деревянная кукла, похожая на тебя, — в музыкальной шкатулке. Вот от шкатулки я и узнала, что именно с тобой будет связан успех нашего будущего выступления. Но видишь ли, это всего-навсего игрушка. Что именно ты говоришь на арене, я узнать не могу.

— Эва, а откуда у тебя шкатулка, в которой внутри цирк, и все эти зрители, и я?

Эва хмыкнула:

— Собственно говоря, у нее внутри не только ты.

— А кто еще?

— Ну, там много всего и всех, — пожала плечами Эва. — Просто когда я хочу узнать, как разрешится та или иная проблема, я задаю вопрос и открываю шкатулку.

— И всякий раз, то есть всякий раз, когда ты задаешь шкатулке новый вопрос, внутри нее новая сцена? С другими участниками?

— Ну да, — кивнула Эва. — Но ведь это всего-навсего игрушечный театр. Подробностей не разглядишь. Видно только, кто будет героем дня. Сегодня это оказался ты.

— Здорово! — Марик во все глаза смотрел на шкатулку. — А если… Ей можно задать вообще любой вопрос?

— Наверное, любой. Только надо беречь механизм.

Видишь ли, это старинная вещь, ее шестеренки довольно-таки изношены. Начнешь открывать крышку ежеминутно — и сломается. Я отрываю ее далеко не каждый день… Так рассказывай, что ты собираешься делать там, на арене? Только давай продолжим разговор на свежем воздухе — жаль сидеть в четырех стенах в такой прекрасный вечер.

Эва захлопнула крышку шкатулки, золотистое свечение исчезло, а в фургоне стало совсем темно.

Они вышли, присели на ступени фургона, и Марик начал рассказывать, Эва кивала, удивлялась и ахала. Но когда подробности кончились, у Марика остался еще один невыясненный вопрос:

— Эва, а что ты делаешь потом? Потом, после того как открыла шкатулку?

— Наслаждаюсь музыкой, огоньками и кружением этих деревянных куколок, надетых на штырьки. И думаю, как удивительно и всякий раз по-иному поворачиваются там шестеренки. И какая разная играет музыка, — фыркнула Эва. — А что я, по-твоему, должна делать — плясать джигу под звон колокольцев?

— Эва, — не сдавался Марик, — а вот ты сегодня послала меня к Казимире. Ты испекла блинчики — ты никогда раньше этого не делала — и послала меня к Казимире с кофейником, хотя ее вполне можно было позвать к общему столу. Ты это нарочно так подстроила, чтоб…

— Для маленького мальчика с ангельски ясными глазами ты слишком подозрителен, дорогой мой, — проворчала Эва недовольным голосом. — Тебе бы в полицию податься. Гляди, скоро вырастут усищи, как у помощника начальника, — и будешь готов.

Тут она посмотрела на сердитое лицо Марика и добавила, вздохнув:

— Ну, я догадываюсь, что ты хочешь. Ты жаждешь спросить, неужели все заранее предопределено. И тебя, вероятно, интересует, кто именно крутит все эти шестеренки.

Она подняла лицо к усыпанному звездами июньскому небу.

— Так вот что я тебе скажу. Я — не знаю. Я просто иногда вижу, у кого следующий выход на арену.

— И ты просто стараешься помочь, чтобы все произошло именно так, как ты увидела?

— А я просто решила попробовать новый рецепт блинчиков, — отрезала Эва. — Ступай спать. Ты уже порядком утомил меня своими вопросами.



Глава пятнадцатая

Про то, как цирку дали ответ по существу, а Миска и Китценька собрались проникнуть во дворец

Самое красивое на свете — это синий бархат, расшитый серебряными нитями. Нет-нет, розовый атлас с белыми кружевами — вот что, пожалуй, лучше синего бархата… Хотя все-таки надо признать, что лиловый крепдешин, собранный воланами, — это и есть венец творения.

Китценька уже минут пятнадцать стояла перед витриной магазина «Собачкин рай».

На витрине многочисленные плюшевые собаки в изящных позах демонстрировали самые последние модные тенденции в сфере шлеек, ошейников и попонок.



Китценька вздохнула и еще раз обвела глазами всю витрину.

Не видать Китценьке новой бархатной попонки, увы.

Подробное, на восьми листах, в трех экземплярах, описание новой цирковой программы было представлено сегодня утром в министерство культуры. И, ко всеобщему удивлению, через час ожидания в приемной был получен ответ по существу.

Китценька не знала, что такое «ответпосуществу». Люди над ее головой говорили об этом, а Китценька думала, что ответпосуществу похож на пыльный ворох старых и латаных цирковых костюмов на дне сундука, от которых так же щекотно в носу и безудержно хочется чихнуть.

Если бы Китценька внимательно вслушалась в разговоры, вместо того чтоб чихать, она бы поняла, что ответ по существу очень озадачил всех циркачей.

— Нам выдали лицензию, — помахал в воздухе зеленой гербовой бумагой Иогансон. — И выступать мы имеем право. Но не можем. Выступления запрещены. Вплоть до особого распоряжения. Никто не знает, когда случится это самое особое распоряжение, но все намекают, что оно может грянуть в любой момент. А может и не грянуть еще неделю. Словом, полная неизвестность.

«Я маленькая собачка. От меня ничего не зависит, — думала Китценька, бродя по поляне и маясь от безделья. — Что я могу? Только ждать. И не скулить. Хотя очень хочется новую попонку».

В этот момент ее размышления прервала Шкатулка.

— Миска собралась сходить в город, в пекарню. Я попросила ее купить нам дрожжей. Не хочешь прогуляться вместе с ней?

Казимира никогда не отпускала маленькую Китценьку бродить одну, тем более в незнакомом городе. Но ведь пойти в город с Миской — это значило пойти под присмотром?

Город ошеломил собачку.

Обычно, когда Казимира гуляла по городу, она брала Китценьку на руки, и та смотрела на все с высоты Казимириного плеча. Были видны лица, и воротники, и шляпы с перьями, и шляпы с лентами, были видны окна первых этажей (куда Китценька любила заглядывать), пахло духами от дам и дымом сигар от мужчин.

Теперь со всех своих лапок Китценька бежала за Миской. И видела совсем другое. Ноги, ноги, ноги, туфли, босоножки, ботинки, сандалии, край велосипедного колеса (ай, увернуться скорее!), окурки, монетки, билетики, обертки от мороженого на тротуаре, кошки (ррргаф!), другие собаки, бегущие мимо. И запахи, запахи, запахи!!!

Незнакомые и оглушающие запахи.

Пробегающие мимо собаки иной раз останавливались и проявляли вежливый интерес. Однако Миска что-то негромко отвечала им и продолжала путь.

Наконец они добрались до пекарни, и, пока Миска покупала дрожжи, Китценька засмотрелась на витрину магазина по соседству.

Ее мечтания о крепдешиновой попонке были нарушены громким вздохом за спиной.

— Не понимаю, — сказала подошедшая сзади Миска, — что ты находишь в этом: глазеть на игрушечных собак, завернутых в тряпки.

Китценька глянула на Миску через плечо.

Миска была замечательная собака, однако, по мнению Китценьки, ей стоило бы почаще причесывать длинную черную шерсть (и тогда можно будет сказать: «Чудесная шелковистая шерсть»). И ошейник у Миски был очень потертый. Удобный, без сомнения, но…

— Понимаешь, Миска, ты ведь теперь тоже цирковая собака. А цирковая собака должна выглядеть так, чтоб те, кто ее видит, просто рвались прийти в цирк на представление. Мол, если в цирке такие великолепные собаки, такие яркие собаки, такие необыкновенно прекрасные собаки, — то наверняка представление будет грандиозным.

— Вот еще, — пробурчала Миска, вглядываясь в свое отражение в витрине. — По-моему, я нормальная собака. Все при мне. Главное, чтоб душа была на месте.

— Ну конечно. Но в собаке все должно быть прекрасно: и душа, и шерсть, и ошейник, и попонка, — вздохнула Китценька.

Ей было слегка неловко говорить все это старшей подруге. Но уж в чем-чем, а в попонках Китценька была знатоком.

Тут дверь магазина распахнулась и оттуда вышла толстая дама с доберманом. На добермане был клетчатый жилет с кармашками для часов. Китценька могла поклясться, что у такого солидного пса наверняка есть и карманные часы-луковица на толстой витой цепочке, просто он не взял их в магазин на примерку жилета.

Повинуясь непреодолимому внутреннему голосу, который вздыхал горестно уже добрых полчаса, Китценька сунула нос в приоткрытую дверь. А вслед за носом не удержалась и вошла в магазин вся целиком, вместе с белым кудрявым хвостиком.

Миска, которая не хотела оставлять подругу одну, была вынуждена зайти.

Через час уставшие собаки вывалились из дверей магазина, еле сдерживая себя в рамках приличий, чтоб не высунуть от утомления языки.

Миска была ошеломлена.

Хозяин магазина, увидев их на пороге, подскочил как ужаленный и завопил, что такую прекрасную пару он видит впервые, не будь он господин Филофаун. И что у него есть замечательные предложения, от которых уважаемые посетительницы просто не смогут отказаться.

Не успела Миска громче пробормотать, что у них совсем нет денег (вот только сдача от дрожжей — пара монеток), как она уже стояла перед большим зеркалом, а хозяин носил ей охапки каких-то одежек.

Китценька же повела себя самоотверженно. Она сразу же отказалась мерить жилетки, пальтишки и камзольчики, накидки и шлейки. Она твердо сказала, что, хотя сейчас они и не планируют больших покупок, однако ей бы хотелось показать подруге новинки сезона. И, возможно, убедить ее сменить имидж. Воодушевление господина Филофауна возросло от этих слов многократно (хотя казалось, что больше уже совсем некуда).

И Миска с удивлением услышала, что ей идут пальто из шотландки, отороченные бархатным кантом. Идут ошейники из золотисто-персиковой кожи с медными заклепками. А в выходном наряде из атласа цвета бордо она просто неотразима.

Надо признаться, что зеркало подтверждало эти слова. Там, в зеркале, Миска неожиданно для себя увидела элегантную незнакомку, которой для полного совершенства собачьего облика не хватало лишь чуточку более ухоженной шерсти.

— Но это ничего, стоит ли беспокоиться при такой фактуре, при таких внешних данных! — И господин Филофаун тут же предложил им визитку собачьей парикмахерской, которую держит его двоюродная сестра, тут недалеко, через пару домов налево.

Китценька же разговаривала с хозяином магазина на равных, и в их речи то и дело проскакивали незнакомые Миске слова: креп-шифон, рюши, плиссе, декольте.

Голова у Миски кружилась. Еще бы — перемерять пятьдесят одежек, рассмотреть десятки фасонов и цветов. Миска даже не предполагала, как меняет ее облик форма воротничка или цвет пуговиц.

И последние две монетки она в полном помрачении рассудка потратила на прелестное колечко для ошейника («бижутерия высшего класса, крайне стильно», как отрекомендовал эту штучку господин Филофаун).

Теперь на улице Миска постепенно приходила в себя.

Но не могла не признать, что Китценька открыла ей новый мир. И мир этот, пожалуй, Миске понравился. Приятно было сознавать, что она не только умная и сильная — она красивая собака.

— Миска, — подала голос Китценька, — а чем это так пахнет вон оттуда, от того полосатого столбика?

— А, ерунда, не стоит и принюхиваться, — отмахнулась Миска. — Это собачья газета «Вести из подворотни». Достаточно желтое издание, я пару раз совала в него нос, но там пишут всякую непроверенную чушь. Удивительно беспринципные писаки. За кусок ливерной колбасы оклевещут родную бабушку.

— А вон там, на углу магазина?

— О, там официальная газета «Голос!». Я слышала, что ее сотрудники все состоят на службе в полиции, хотя про многих из них и не скажешь, что это полицейские шавки. Постой, ты что, не умеешь читать?

Китценька смутилась. Она умела читать — бумажные книги и журналы. Казимира, когда была возможность, покупала ей свежие номера журнала «Дог», где была специальная рубрика «Собачья мода». Именно оттуда Китценька и черпала все свои познания в модных тенденциях сезона.

Но по-собачьи Китценька читать не умела. А даже если бы и умела — с высоты Казимириного плеча прочитать что-то в собачьих газетах было невозможно.

— Ну как так можно? — сердито воскликнула Миска. — Нормальная собака не имеет права не уметь читать по-собачьи! Ведь в наших газетах нередко пишут то, что никогда не прочтешь в человеческих.

И главное, научиться читать по-собачьи очень легко. Любой щенок осваивает это искусство уже к трем месяцам. Хотя, конечно, детям и не надо бы читать всего, что пишут во взрослых газетах.

Но такую смышленую собаку, как Китценька, можно научить читать в полчаса.

Полная благодарности за то, что Китценька открыла ей новый мир — мир собачьей красоты, Миска решила научить ее читать прямо сейчас.

Дойдя до городского сада, они остановились у каменного столба ворот. Собачьих газет и информационных листков здесь было более десятка, и следующие полчаса Миска объясняла подруге премудрости собачьего алфавита.

К концу этого времени Китценька начала медленно, слегка запинаясь, но почти без ошибок читать крупные заголовки:

— Tи-ши-на в пар-ке развлю… развлечений: спе-ци-аль-ное рас-сле-до-ва-ние реб… ре-дак-ции.

— Постой, — встрепенулась Миска, — Это имеет к нам самое непосредственное отношение!

И она, отодвинув Китценьку в сторону, принялась бегло просматривать заметку:

— М-м-м-м… запреты… неделя… аншлаги… точные науки… королевский двор… Вот, слушай, Китценька! «Как показывает наше независимое журналистское расследование, причины запрета на развлечения в столице кроются за стенами королевского дворца. Наш источник из королевской псарни, пожелавший остаться неизвестным, сообщил нам, что принцесса четвертый день не выходит из своих покоев на прогулку. Стало также известно, что открытие сезона развлечений в столице зависит от решения принцессы. Никто не может прокомментировать нам, отчего принцесса не в состоянии принять подобного решения. Наши аналитики заявляют, что такое поведение наследницы престола вызывает недоумение, особенно если учесть, что дни школьных летних каникул — традиционное для развлечений время — начались давным-давно. Высказывается предположение, что принцесса опасно больна, однако более точные сведения получить не представляется возможным. Наш собственный корреспондент, пытавшийся проникнуть в королевские покои через ворота королевской кухни, потерпел фиаско и в настоящий момент лечит лапу, обожженную горячими помоями. Состояние его здоровья…» Так. Дальше уже неинтересно.

— Принцесса больна! — воскликнула огорченно Китценька. — А вдруг она так и не выздоровеет до конца лета! Что тогда будет с нами всеми?

— Подожди. — Миска отвела Китценьку в сторонку, в тень кустов барбариса, чтоб их разговор не привлекал внимания. — Из заметки ясно, что ничего не ясно. Поведение принцессы какое-то странное.

— Почему?

— А ты много встречала маленьких девочек, которые бы не хотели в каникулы ходить в цирк, в кукольный театр, кататься на карусели в парке? Вот то-то и оно.

— Да, но что нам-то делать сейчас?

— Как что, Китценька?! Нам надо бежать к воротам дворца! Нам надо проникнуть внутрь и разведать там, в чем дело!

— Но… — Китценька вспомнила о судьбе, постигшей «нашего специального корреспондента», и испуганно заморгала. — Но ведь это может быть опасно?

— Это наш долг, — твердо сказала Миска. — Не бойся, самое опасное я, разумеется, возьму на себя.

Глава шестнадцатая

Про то, как Китценька поняла, что жизнь требует от нее подвига

Ворота королевского замка были широко открыты, но перегорожены турникетом.

В стеклянной будочке у турникета располагалась толстуха в форме королевской гвардии. На ее голове с круто завитыми пегими кудряшками сидела чуть набекрень форменная беретка с королевским гербом.

Толстуха читала маленькую книгу в бумажной обложке, то и дело прерывисто вздыхая и заливаясь свекольно-ярким румянцем. Китценька сквозь стеклянную стену будки видела, что на обложке нарисованы ядовито-красные розы, в кустах которых невозможно красивый молодой человек с черными как смоль волосами прижимал к себе непередаваемо прекрасную девушку с золотыми локонами.

Пока привратница была увлечена любовным сюжетом, существовала некоторая возможность прошмыгнуть во внутренний двор под турникетом.

— Сиди тут, — скомандовала Китценьке Миска. И, прижимаясь к каменной ограде, попробовала подобраться к турникету поближе. Однако как только она поравнялась с первым столбиком, тетка в будке вздрогнула и подняла голову:

— Куда, куда?! — замахала тетка руками. — Марш отсюда!

Миска огорченно села перед ней.

— Простите, — сказала она интеллигентным голосом. — Простите. Я только хотела посмотреть, что за роман вы читаете?

Тетка глянула на Миску с профессиональным подозрением:

— А твое какое собачье дело? — сказала она хмуро. — С каких это пор собаки стали интересоваться литературой?

— Дело в том, — продолжала Миска деликатно, — что моя хозяйка очень любит такие романы — про любовь. Целыми днями только и читает, оторваться не может!

В этот момент Китценька заметила, что Миска скрестила задние лапы. «Ой, врет, как врет! — поняла Китценька. — Разве можно представить Шкатулку с таким чтивом в руках?»

Миска же продолжала:

— Я вижу, что вы читаете замечательный роман, который моя хозяйка, кажется, еще не видела. Хороший?

Привратница расслабилась и глянула на Миску более приветливо.

— Весьма… А что именно читает твоя хозяйка?

— Ну там… разное, — уклонилась от ответа Миска. — Вот недавно закончила читать «Пламя и нежность».

— О! — воскликнула толстуха. — «Пламя и нежность»! Маниэлла Штиль! Моя любимая книга. Твоей хозяйке понравилось?

— А как же! Она рыдала все воскресенье. Особенно когда эта… как ее… ну., когда этот выкрал ее из замка разбойников и они ускакали на вороном жеребце…

— Да, да! — подхватила привратница. — Гарольд посадил прекрасную Лилионсию на верного Смарагда и спас ее от жестокого графа.

— Вот-вот, — энергично закивала Миска. — А роман, который вы читаете в эту минуту, — он о чем?

Толстуха нежно прижала книгу к широкой груди и смахнула растроганную слезу:

— Ах, это просто про мою жизнь! Вся правда, как есть!

Китценька, услышав это, с трудом подавила в себе желание рассмеяться — так не похожа была толстуха в форме на длинноволосую красавицу на обложке. Но Миска по-прежнему серьезно и заинтересованно кивала.

Наконец настало время переводить разговор в нужное собакам русло.

— Ах, как бы я хотела хоть одним глазком посмотреть на то, как выглядит сад дворца изнутри, — умильно улыбаясь, сказала Миска толстухе. — В книгах описываются прекрасные цветы, которые растут в таких садах, и алмазные струи ручьев, льющие прохладу. Так ли это? Хоть раз в жизни посмотреть на эту сказку…

Толстуха сразу подобралась и сделалась серьезной.

— Пропустить тебя внутрь? Нет, не проси. Ты, конечно, милая собачка, но у меня устав караульной службы. Без пропуска комар не пролетит… Ладно, заболталась я с тобой. Передавай привет хозяйке. И ступай отсюда, нечего тут крутиться, непорядок.

Огорченные неудачей, собаки отошли в сторонку.

— Разве Эва читает романы про любовь? — спросила Китценька.

— Да за кого ты ее принимаешь? — фыркнула Миска. — Она читает детективы, такие, когда находят труп в закрытой комнате, а убийцей оказывается приемный сын брата второй жены викария, переодетый чернокожей служанкой.

— А откуда же ты знаешь про эту., как ее… Лилионсию из книжки? И название «Пламя и нежность»?

— Да я и не знаю. Я так, наобум сказала — я слышала, эти книги все одинаковые, оно так и вышло. Могла бы сказать «Страсть и льды» — наверняка и такой роман уже сочинили. Однако внутрь мы не проникли. Судя по материалам газеты, путь через кухню тоже ничего не дает… Впрочем, есть еще одна идея. Подкоп под стену.

Миска боязливо поежилась. Подкоп под стену дворца — это верный путь в город скую тюрьму. Подрывная деятельность против короля. Хоть Китценька и маленькая собачка, но это она хорошо понимает.

Что же делать?

В эту минуту в конце улицы раздался шум, мимо собак проскакали два королевских гвардейца.

— Дорогу фрейлинам королевы, — кричали они, расчищая путь легкой открытой коляске, в которой сидели лицом друг к другу в два ряда шесть нарядно одетых дам разного возраста.

Впрочем, шумели гвардейцы больше для проформы. В этот июньский полдень площадь перед воротами была пуста, кроме воробьев в пыли и двух собак, проезду фрейлин ничего не мешало.

И в эту минуту Китценька поняла, что ей надо делать.

Вся ее жизнь промелькнула в кудрявой головке. С отчаянием и отвагой она подумала: «Или сейчас — или никогда! Я маленькая собачка — именно в этом наше спасение!»

— Рычи на меня, — крикнула она Миске, падая перед ней на мостовую, и начала отчаянно и жалобно визжать, махая в воздухе слабыми лапками.

Миска не сразу сообразила, в чем дело, а Китценька старалась верещать как можно громче и отчаяннее, так, что казалось: вот-вот эта страшная черная псина разорвет крохотную кудрявую собачку на клочки.

— Рррргаф, — неуверенно проговорила Миска, наклоняясь над Китценькой.

— Громче, громче рычи, кусай меня, — прошипела, не разжимая челюстей, Китценька. И Миска, еще не понимая, что задумала подруга, зарычала в два раза громче и даже сделала вид, что хватает Китценьку зубами поперек живота.

Со стороны коляски с фрейлинами раздались вопли.

— Ах, ах, кучер, остановите, стойте! — кричали нарядные дамы. И когда коляска остановилась, самая высокая из них, в лиловом платье в горошек соскочила с подножки и бесстрашно замахнулась на Миску кружевным зонтиком:

— Убирайся отсюда, чудовище! — И фрейлина в горошек подхватила с мостовой белый пушистый дрожащий комочек.

— Не бойся, моя крошка, я спасла тебя, ты в безопасности. Ах, гвардейцы, да отгоните же это животное, пока оно не покусало еще кого! Оно, наверное, бешеное!

«Сама ты бешеная», — подумала Миска, отбегая в сторонку и уворачиваясь от камней, которые начали бросать в нее подоспевшие гвардейцы.

Теперь ей, кажется, стал ясен план Китценьки.

А та, изо всех сил изображая нежное и прелестное создание, упавшее в обморок от ужаса, украдкой махнула Миске лапой.

Дама в горошек прижала белую собачку к груди, причитая над ней и целуя ее куда попало, и через минуту коляска скрылась за воротами дворца.



Глава семнадцатая

Про то, как Китценька была разведчицей

Когда Китценька была совсем юной собачкой, она любила читать героические книжки. В этих книжках собаки совершали разные подвиги: спасали тонущих, вытаскивали путников из-под лавины в горах, находили детей, потерявшихся в лесу, и раненых на поле боя. Китценька обожала истории о том, как под свистом пуль и снарядов собаки-герои ползли и ползли вперед, по колючкам и всяким буеракам. Не щадя живота своего.

Последняя фраза, так часто повторяющаяся в рассказах о подвигах, ужасно волновала Китценьку. Она смотрела на свой нежный розовый животик и думала: «А я смогу так — не щадя?»

Китценьке хотелось совершить какой-либо подвиг. Но она все время с грустью думала, что, такую беленькую, ее будет видно на поле боя, а вытащить кого-либо из воды или из-под лавины у нее не хватит сил. Ну разве если этот кто-нибудь окажется размером с некрупную кошку. Но вы слышали когда-нибудь, чтобы собаки спасали тонущих кошек?

А сегодня звезда подвига ярко сверкнула над Китценькиной головой.

Уткнувшись носом в мягкую грудь дамы в горошек, стараясь не обращать внимания на постоянные поцелуи и на то, что задние ноги болтаются в воздухе, Китценька думала о своем подвиге.

«Вот и настал момент, — думала Китценька, — когда пригодилась не сила большой собаки, а слабость маленькой. Я всегда хотела быть большой и сильной, но две большие собаки — мы бы до сих пор сидели там под забором и выли от бессилия. А теперь я — разведчик, и впереди неизвестность».

И еще Китценька гордилась тем, что придумала гениальный и результативный план. Да-да, своей маленькой кудрявой головкой придумала план, а главное — без колебаний и ловко тут же его осуществила.

Украдкой Китценька начала оглядываться. Коляска ехала уже по аллее дворцового сада, и Китценька заметила мелькнувший на краю дорожки указатель «К флигелю королевских фрейлин».

В остальном, надо сказать, за стенами королевского замка не было ничего особенного. Те же фонарные столбы, те же липы и кусты сирени, что и в городе. Только было очень мало прохожих, совсем не бегали собаки и стояла тишина.

Коляска остановилась у трехэтажного дома, крытого розовой черепицей и увитого девичьим виноградом. Это и был фрейлинский флигель.

Перед ним, посыпанная мраморной крошкой и окруженная фонтанчиками и скульптурами ангелов, разместилась небольшая площадка. Китценьку удивило, что на ней нет скамеек. Но тут фрейлина в горошек, соскочив с коляски первой, неожиданно громким и низким голосом скомандовала:

— Построиться! Поживее!

Фрейлины выгрузились из коляски и встали на площадке кривым полумесяцем. Тут была фрейлина в незабудках, фрейлина в фисташково-розовую полоску, фрейлина в бело-красную клетку, фрейлина в лимонно-желтом и фрейлина в разноцветных оборочках. Они хихикали и толкали друг друга локтями.

Однако их начальницу удовлетворило и это подобие строя. Она одобрительно кивнула и так же зычно сказала:

— Мадемуазели! Наша прогулка окончена. Прошу всех быть готовыми к обеду и не опаздывать в столовую в четырнадцать ноль-ноль. На сладкое сегодня блинчики с малиной. Возможно, нас удостоит своим вниманием ее величество, так что будьте готовы.

Всегда готовы! — нестройным хором ответили фрейлины, сделав вразнобой книксен.

Китценька услышала, как одна из них, с насмешливым и румяным лицом, подобрала полосатые юбки и тихо пробормотала: «Как же… посетит. Уже две недели не посещает, наверное, малины на десерт не любит». Остальные прыснули, но фрейлина в горошек предпочла сделать вид, что она ничего не услышала.

И все разошлись по своим комнатам.

Комната старшей фрейлины — а именно она «спасла» Китценьку — тоже была вся в горошек. В горошек были занавески, и диванные подушки, и скатерть на круглом чайном столике, и фарфоровые тарелочки на стене, и ковер на полу.

Китценьку от этого обилия мелькающих точек, а также от голода и пережитого волнения слегка затошнило, и она с тихим стоном прикрыла глаза.

— Моя сладкая, моя милая, — сюсюкала между тем фрейлина. — Какое счастье, что я оказалась там вовремя и это животное не разорвало тебя на клочки! Я назову тебя Пушинка, потому что ты точь-в-точь как кусочек пуха. Вот, ложись на эту подушечку и отдыхай, скоро пойдем обедать.

Китценька могла бы ответить, что у нее уже есть имя, но решила, что настоящие разведчики не должны выдавать лишней информации. Денек можно побыть и Пушинкой, от нее не убудет.

К счастью, фрейлина в горошек не нуждалась в собеседнике и не ждала от Китценьки никаких ответов.

Напевая какой-то мотивчик, она переодевалась к обеду (сменив платье в крупный горошек на платье в мелкий горошек). Вдруг она остановилась как вкопанная и воскликнула:

— Ах, боже мой! А вдруг ты не Пушинка, а Пушок? Что тогда делать?

«Вот еще новости, — подумала Китценька. — Какой же я Пушок? Впрочем, даже если бы и Пушок, — зачем так кричать?»

Но дама была крайне встревожена и тут же объяснила, почему:

— Видишь ли, это фрейлинский флигель. Мужчины тут жить не могут, ведь здесь живут одни только фрейлины, их служанки и больше никто!

С этими словами она схватила Китценьку поперек живота и, подняв повыше, начала внимательно разглядывать. Потом она горестно вздохнула:

— Ах ты боже мой, откуда же мне знать, девочка ты или мальчик. Вот у детей — как удобно. Если на голове бантик — то девочка. А если на голове кепочка — то мальчик.

Китценька уже хотела было открыть рот и успокоить даму, но тут ее новая хозяйка хлопнула себя по лбу:

— Бантик! Конечно! Как мне сразу не пришло в голову! Кажется, я знаю, как узнать, кто ты. Займемся этим сразу после обеда, — прибавила она.

Вдалеке звенел колокольчик, приглашая фрейлин на обед. И это было очень кстати, потому что Китценька сильно проголодалась.

Для нее была приготовлена специальная подушка рядом с прибором фрейлины в горошек. На фарфоровой тарелке с золотой каемочкой лежала порезанная маленькими кусочками воздушная печенка в сливочном соусе, на соседней тарелочке золотилась паровая куриная котлетка, в блюдце были налиты сливки — всего этого хватило бы вполне, чтоб наесться досыта, да еще фрейлина то и дело подкладывала Китценьке кусочки деликатесов со своей тарелки.

Когда дело дошло до блинчиков с малиной, Китценька уже не могла даже вилять хвостом — так она объелась.

Фрейлина в горошек, которая, как уже вам понятно, была старшей фрейлиной, объявила, что обед окончен и начинается тихий час.

Китценька взгромоздилась на бархатную подушку в кресле и, как ни старалась сосредоточиться на том, что пришла сюда не просто так, а на разведку, нечаянно закрыла глаза. Засыпая, она краем уха слышала, что фрейлина в горошек куда-то звонит («Скорее, с доставкой и самое лучшее!») — но о чем шла речь, Китценька понять уже не успела.

Проснулась Китценька в наилучшем настроении.

Первую минуту она не понимала, где находится, но тут же вспомнила все.

Прошло уже несколько часов, а она спит и ест, но ни на шаг не продвинулась в нужном направлении. Надо составить план.

И Китценька тут же его составила.

План состоял из трех пунктов.

1. Слушать разговоры фрейлин, может быть, удастся услышать нужные сведения.

2. Если ничего не услышишь, втереться в доверие и начать расспрашивать самой.

3. Как только сведения будут получены, усыпить бдительность и бежать.

Китценька подумала и вставила перед словом «усыпить» еще одно: «поужинать».

Это был прекрасный план, и Китценька надеялась, что она справится с ним до вечера.

Фрейлина в горошек заметила, что собачка уже не спит, и очень обрадовалась.

— Моя дорогая малышка! — торжественно сказала фрейлина. — Я придумала, как узнать, девочка ты или мальчик. У меня есть для тебя сюрприз!

С этими словами она подхватила Китценьку на руки и пошла с ней в соседнюю комнату.

— Вот, — сказала, волнуясь, фрейлина, спуская собачку на пол. — Это для тебя.

Китценька глянула на то, что стояло перед ней, и обомлела от восторга.

За то время, пока Китценька спала, из магазина «Собачкин рай» сюда принесли всю самую роскошную одежду, которая только там была.

На вешалке были развешаны… Ах! Десятки, десятки нарядов — бархат и кружева, и ленты, и атлас, и шелк, и воланы, и пуговки, и пайетки!

Китценька задохнулась от восторга… Умоляющими глазами она глянула на фрейлину, и та тут же примерила на Китценьку роскошный вечерний комбинезон с шелковыми бантами у ворота и на лапах.

Китценька стояла перед зеркалом и любовалась собой.

Она перемерила уже полтора десятка одежек, в этот момент фрейлина застегивала у нее на спине перламутровые пуговицы пелеринки кораллового цвета.

Застегнув последнюю пуговку, фрейлина растроганно сказала:

— Пушинка, радость моя, как тебе идет этот цвет! Удивительно, я всегда думала, что коралловый не к лицу блондинкам. Я так счастлива, что ты оказалась не мальчиком, а девочкой. Разве мальчика так обрадовали бы эти наряды? Только девочки способны оценить всю прелесть перламутровых пуговок. Правда, я здорово придумала?

И Китценька была с нею вполне согласна.

На полдник Китценька пошла в кружевной накидке. Фрейлины, увидев ее, заахали от восторга, да собачка и сама знала, что она сказочно хороша собой.

На столе высились горы фруктов и конфет, фрейлины собирались пить чай и кофе, и младшая из них только взяла в руки заварочный чайник, как высокие двери столовой распахнулись и вошла строгая дама в сером костюме и безупречно белой блузке с воротом под горло.



— Сидите, сидите, я зашла просто на чашечку чая, по-дружески, — строгим голосом сказала дама, окинув взглядом склонившихся в глубочайшем реверансе фрейлин.

— Ваше величество, мы так счастливы, что вы удостоили нас своим посещением, — сказала старшая фрейлина, не отрывая глаз от дамы.

Королева кивнула и села во главе стола на золотое кресло, которое в обед пустовало. За столом начался чинный разговор — сперва о погоде, потом о сортах персиков. Фрейлины щебетали, стараясь развлечь королеву, та отвечала сухо, но милостиво.

Китценька же изо всех сил навострила уши. Сейчас, возможно, она получит сведения из первых рук.

Так и случилось.

— Ваше величество, как дела у ее высочества принцессы Амелии? Нам так не хватает ее на утренних прогулках, — спросила старшая фрейлина.

Королева строго глянула на персик, который как раз пыталась разрезать серебряным ножичком, и ответила:

— Ее высочество по-прежнему занято выполнением задания по математике на лето. Не следует уделять много времени развлечениям и прогулкам, пока не выполнено то, что задано. Делу — время, потехе — час, как вам известно.

— Ваше величество, да позволено мне будет заметить, что свежий воздух и подвижные игры для ребенка ее возраста… — осторожно начала было фрейлина. Но королева твердо перебила ее:

— Для ребенка ее возраста — возможно. Но мы с вами говорим не о ребенке. А о наследнице престола. Только труд и упорство в достижении цели, только глубокие познания в науках, только собранность и самодисциплина — иначе не выполнить то высокое предназначение, тот долг перед королевством, который лежит на каждом из нас, членах королевской фамилии.

— Пушинка, дорогая моя, я так счастлива, что ты у меня появилась. Всю жизнь хотела иметь маленькую собачку, и вот судьба послала мне тебя. Теперь мне никогда-никогда не будет так одиноко, как прежде. — Фрейлина в горошек нежно посмотрела Китценьке в глаза. Если бы Китценька умела краснеть, она бы покраснела. Потому что никакой судьбой тут и не пахло — ведь все было подстроено.

И вот фрейлина уснула.

Китценька влезла на подоконник и прижалась носом к холодному стеклу. Она думала. Ее миссия успешно выполнена. Теперь можно уже бежать. Как только принцесса решит все задачки, парк развлечений откроется и цирк тоже возобновит свои представления. И Китценька будет выступать на арене. Но даже при самых больших сборах не будет у Китценьки печенки под сливочным соусом на обед. И не будет бархатной накидки и перламутровых пуговок, не будет личного собачьего гардероба, набитого новыми нарядами, не будет личного зеркала, не будет она представлена королеве…

Если подумать здраво — зачем Китценьке возвращаться? Разве от того, что она узнала, зависит, дадут ли разрешение на выступления хоть на день быстрее? Ну, «Каруселли» помучаются неизвестностью еще самое большее неделю (сколько же можно сидеть над школьными задачками), а потом цирк снова откроется.

И фрейлину в горошек жалко. Она полюбила Китценьку, и ей будет без нее одиноко.

Китценька тяжело вздохнула.

А как же Миска? Как же Хоп, Иогансон, Рио-Рита, Флик и Фляк, Аделаида Душка, Филипп, Марик и Шкатулка?

И главное — как же Казимира?

Китценька чуть не завыла. Ей до слез хотелось поддаться искушению — и остаться тут, где ее ждала сладкая и роскошная жизнь. Но было понятно, что не будет она счастлива тут. Сыта и нарядна — конечно, но сердце ее будет вечно болеть и вечно искать оправданий. А какие могут быть оправдания предательству?

Она спрыгнула с подоконника и сняла с себя вышитую розочками по вороту ночную пижамку. Уходить надо налегке, в чем пришла.

На столе осталась написанная Китценькой записка:

«Дорогая добрая фрейлина! Спасибо Вам за все. Но я не могу остаться, меня ждут друзья. Может быть, мы еще увидимся когда-либо. В городе есть собачий приют, там много маленьких ничейных щеночков, которым некуда деваться. Вы можете выбрать там себе новую собачку по душе.

Простите, что я Вас обманула. Любящая Вас Пушинка. Хотя на самом деле меня зовут по-другому».

А сама Китценька, глотая слезы, со всех лап бежала по коридорам фрейлинского корпуса — домой, домой!

Глава восемнадцатая

Про то, как все узнали тайну Шкатулки

Люди так до конца и не договорились, что лучше: отлично уметь делать что-то одно или понемножку разбираться в сотне разных предметов.

Мелодиус был человек-оркестр. Это означало, что в цирке «Каруселли» он заменял собой всех музыкантов: скрипача и барабанщика, трубача и пианиста.

Когда Мелодиус был маленьким и его звали просто Лодиком, его мама очень хотела, чтоб сын стал знаменитым скрипачом. Она даже специально купила ему четыре бархатные курточки с кружевными жабо и короткие, до колен, бархатные брючки. Все юные гениальные скрипачи, по мнению мамы Лодика, должны были одеваться именно так. Разумеется, кроме бархатных костюмчиков мама купила ему скрипку, темно-зеленые папки для нот на тесемках, отвела его в музыкальную школу и строго следила за тем, чтоб мальчик занимался четыре часа в день.

Однако маленькому Мелодиусу была интересна музыка. А не только скрипка. Ведь музыка живет и в тромбоне, и в виолончели, и в ксилофоне, и в барабане тоже. Поэтому Мелодиус, вместо того чтоб из года в год совершенствоваться в игре на скрипке, потихоньку учился играть на всех других инструментах. Мама никак не могла понять, почему ее мальчика никогда не приглашали участвовать в каких-либо конкурсах юных исполнителей. А Мелодиус никак не мог понять, как можно отдать все силы скрипке, когда есть так много интересного: укулеле и банджо, домра и курай, волынка и балалайка…

Шло время, Мелодиус вырастал из бархатных костюмчиков, а мама начинала понимать, что гениального скрипача — ни юного, ни взрослого — из ее любимого сына не получится.

И мама очень огорчалась. А однажды Мелодиус пришел к маме и сказал, что он уже совсем вырос. И что он нашел дело себе по душе. Он будет работать музыкантом в маленьком цирке — таком маленьком, что нанять целый оркестр директору цирка не по силам. А Мелодиус вполне справится с работой оркестра. И будет путешествовать по разным городам и узнавать, какие еще новые и удивительные музыкальные инструменты существуют на белом свете. Мама хотела заплакать от этой новости, но Мелодиус достал скрипку и сказал, что он сочинил специально для мамы замечательную мелодию. И он заиграл ее, и мама перестала плакать. Потому что скрипка пела о том, что Мелодиус будет скучать по маме в разлуке. Но еще скрипка пела о том, что мир велик и прекрасен, а мамин сын Лодик будет обязательно возвращаться домой погостить при первой же возможности и привозить из дальних краев подарки и новые мелодии, а с дороги писать письма.

С тех пор каждый год пятнадцатого июня, в день рождения мамы, Мелодиус играл для нее на скрипке ту самую мелодию. Иногда ему везло, и цирк оказывался в родном городе музыканта, так что после игры на скрипке он целовал маму, и она кормила его яблочным пирогом с корицей. А иногда получалось так, что мама была далеко. Но Мелодиус все равно играл на скрипке ровно в десять часов вечера, потому что они так договорились с мамой.

Человек-оркестр глянул на часы. Было без трех минут десять. Пора доставать скрипку и смычок. Мама там, дома, наверное, уже испекла пирог и тоже посматривает на часы, представляя себе своего Лодика.

Мелодиус закрыл глаза, откинул волосы со лба и приготовил смычок.

Но в эту минуту кто-то большой и сильный толкнул его под коленки, и Мелодиус кувырком полетел на траву.

— Ой, Мелодиус, миленький, прости. — Миска, которая нечаянно сшибла его с ног, кинулась поднимать музыканта. — Прости, я очень торопилась к нашим, у нас приключилась неприятность или даже беда! Я во всем виновата, я не справилась…

Дело в том, что, когда Китценька скрылась из виду, увезенная фрейлинами во дворец, Миска в тоске и тревоге пометалась еще полчаса у ворот, а потом постаралась успокоиться и улеглась под скамью в дальнем углу площади. Оттуда прекрасно были видны ворота — если бы из них показалась маленькая белая собачка, то Миска бы тут же ее заметила.

Но время шло, начинало смеркаться, а Китценька не возвращалась. Миска почувствовала, что теряет самообладание. Когда отчаяние заполнило душу собаки до краев, она не выдержала, горестно взвыла и кинулась со всех лап домой. В цирке придумают, как вернуть отважную маленькую Китценьку назад.

Мелодиус понял, что играть на скрипке не время. Он схватил трубу и сыграл общий сбор.

В считаные минуты на поляне собралась вся труппа, и Миска рассказала, что произошло.

Казимира, выслушав Миску, молча развернулась и поспешила в свой фургон. Теплая шаль — вот что надо будет маленькой собачке, когда она сбежит из дворца под покровом ночи.

Вот почему, когда Китценька, найдя, наконец, дырку в заборе, выбралась из королевского сада на улицу, первое, что она увидела, — это бегущую по направлению к дворцу Казимиру. Вслед за ней спешили все остальные — и Рио-Рита, и Марик, и Эва, и Иогансон, и Аделаида с Филиппом, и Флик, и Хоп, и Фляк, и Миска, и Мелодиус.

Собачку укутали в шаль, и передавали из рук на руки, и целовали, и тормошили, и говорили: «Как хорошо, что с тобой ничего не случилось», и снова обнимали — словом, все радовались.

А потом все отправились назад. Китценька сидела на руках у Казимиры, уткнувшись носом в шаль. Из-за Казимириного плеча ей было видно, как за забором дворца на крыльце фрейлинского флигеля горит фонарик. Китценька вздохнула и зажмурилась.

— Ну конечно, мы все волновались, когда собаки не вернулись домой вовремя, — вздохнул Иогансон, выслушав Китценькин отчет о пребывании у фрейлин. — Но мы и не думали, что вы такие молодцы.

Миска смущенно кашлянула. Вряд ли она заслуживает похвал, это Китценька умница и отважная.

«И самоотверженная», — тихо подумала Китценька. Она немного сердилась на себя, что кружевная пелеринка никак не могла окончательно изгладиться из ее памяти.

— Однако чем нам может помочь полученная Китценькой информация? Пока ясно одно: принцесса который день корпит над тетрадками, и если слухи о ее школьных успехах преувеличены народной молвой и королевской пропагандой, то мы запросто рискуем просидеть без работы до сентября, — хмуро заметила Рио-Рита.

— Вряд ли мы что-то можем сделать, — поддержал ее Иогансон.

И тут голос подал Марик:

— А если я проберусь во дворец и решу принцессе все ее задачки? За пару часов решу!

— Это опасно! — всплеснула руками Казимира.

— Это самонадеянно, — покачал головой Иогансон.

— Это идея, — кивнула Эва.

Но все замахали на нее руками. Разве можно допустить, чтобы маленький мальчик решал проблемы взрослых людей? Это нехорошо, это возмутительно, это просто детская фантазия — ничего не получится, не получится!

И тут Эва сказала:

— Подождите меня минутку. У меня есть одна вещь, которую я должна вам показать.

Вскоре она вернулась, неся в руках что-то, завернутое в кусок шелковой ткани.

Марик замер и вытянул шею, чтоб ему было все видно. Он уже догадался, что именно принесла Эва. А все остальные смотрели на нее выжидательно.

Эвин рассказ про шкатулку все выслушали в удивленном и заинтересованном молчании.

— Значит, — подала наконец голос Душка из-за плеча Хопа, — нам надо спросить шкатулку, что и кто сыграет главную роль в решении этой проблемы?

— Да, — кивнула Эва.

— А как же мы поймем, что именно надо делать? Вдруг там окажется игрушечная лошадка… похожая на меня. Но я вот абсолютно не представляю, чем могла бы помочь.

— И я не представляю, — сказал Хоп.

— И мы тем более, — поддержали его Флик и Фляк.

— Я бы сделала что угодно, если бы знала, что… — вздохнула Казимира.

— Давайте все-таки откроем шкатулку, — сказал до сих пор молчавший Филипп. — Давайте зададим себе вопрос: что поможет нам скорее получить разрешение на представление. И откроем шкатулку. И будет видно.

Эва развернула кусок шелка и поставила шкатулку на колени.

Марик почувствовал, как сердце его забилось где-то в горле, — так он волновался.

Зазвенели колокольчики, запел спрятанный где-то в глубине шкатулки органчик, золотой свет замерцал на лицах склонившихся к Эвиным коленям циркачей.

Внутри шкатулки маленькая куколка в крохотной золотой короне сидела за партой, перед ней лежала тетрадь, буковки в которой были мельче макового зерна. А рядом стоял мальчик и держал в руках толстую книгу. Марик наклонил голову и прочитал на книжном корешке: «Математика».

То, что мальчик рядом с принцессой был одет в оранжевую футболку с жирафом, Марика почему-то совсем не удивило.

— Китценька, — сказал Марик в тишине, — ты говорила, что выбралась через дырку в заборе? Я в нее пролезу, как ты думаешь?

Казимира всплеснула руками:

— Да что же вы все молчите? Господин директор уже в тюрьме. Вы что, хотите, чтоб Марика поймали и отправили в колонию для малолетних преступников? Ведь пробираться тайком в королевский дворец — это будет расценено как…

— Я ничего не могу поделать — шкатулка показала, что Марику предстоит попасть во дворец, — грустно улыбнулась ей Эва.

— А ваша шкатулка не показывает куколок-полицейских, волокущих куколку-мальчика в тюрьму? И не показывает, насколько уютно будет выглядеть его кукольная камера, нет? Не показывает? — не сдавалась Казимира.

— Казимира, дорогая. Давайте мы продолжим этот разговор утром. Сейчас, ночью, все равно ничего решать мы не можем. И в любом случае, идти во дворец или нет — будет решать сам мальчик.

В фургончике у Мелодиуса горел свет. Марик, который бродил по поляне в темноте, потому что от волнения никак не мог уснуть, постучался к нему. От нечего делать.

Грустный Мелодиус сидел перед зажженной свечой и пил чай с малиной.

— Не спишь, Марик?

— А ты отчего не спишь, Мелодиус?

— Понимаешь, сегодня впервые за много лет я не сделал того, что делал всегда…

Марик слушал рассказ Мелодиуса про пьесу для мамы молча. Ему даже не стало грустно, потому что мама у Мелодиуса хоть и далеко, но была. И она никак не узнает, что Мелодиус сегодня не сыграл на скрипке.

— Впрочем, отчего же не сыграл?

— Мелодиус, а в том городе, где живет твоя мама, сейчас столько же часов, сколько и в столице?

Музыкант просиял:

— Марик, белиссимо! У мамы сейчас не полночь, а всего-навсего десять часов вечера!

Он схватил скрипку:

— Пойдем к реке? Здесь, я боюсь, моя музыка всех перебудит.

У реки было темно и тихо, лишь изредка где-то на середине всплескивала большая рыба. Мелодиус встал лицом на запад и вскинул смычок.

Он играл, а Марик слушал. И думал о разном. Вот у Мелодиуса есть мама. Она его любит, но все же отпустила путешествовать. Интересно, почему Казимира так не хочет отпускать меня во дворец? Какая ей разница? Если моя мама жива, то помнит ли она про меня? Почему мне хочется плакать?

За спиной Марика зашелестел песок — кто-то вышел на берег на звуки скрипки.

Это были Казимира, Эва и Миска.

Казимира накинула на плечи Марика куртку, а Миска ткнулась влажным носом в его ладонь. Эва просто остановилась поодаль.

Музыкант доиграл и медленно опустил скрипку:

— Надеюсь, мама услышала, — сказал он.

— Пойдем спать? — прозвучал голос Эвы в наступившей тишине.

— Пора бы. Кажется, на сегодня все дела сделаны, — зевнула Миска.

— Кстати, о делах: а где же дрожжи, Миска? — потрепала свою собаку по холке Эва.

— Вот они. А зачем тебе утром так спешно понадобились дрожжи? — вопросительно глянула на хозяйку Миска.

— Полезная вещь, пригодится как-нибудь в будущем. — И Эва опустила пакетик дрожжей в один из многочисленных карманов.

Глава девятнадцатая

Про то, как принцесса Карамелька делала домашнее задание

О принцессах написаны тысячи сказок. Принцессы спят на тюфяках с горошинами, требуют ландышей посреди зимы, их похищают драконы, они целуют лягушат, и вообще с каждой принцессой происходит куча разных приключений, подобающих принцессе.

Принцесса Амелия стояла перед зеркалом и внимательно изучала свое лицо. Наверное, она просто-напросто не настоящая принцесса. Нос, к примеру, совсем не похож. И уши тоже какие-то неподходящие. А главное — жизнь какая-то вовсе не принцесская.

Сами подумайте: в королевской библиотеке три тысячи триста тридцать томов сказок со всего мира, но ни в одной сказке не было такого — чтобы принцесса пятый день была лишена прогулки за то, что она никак не может справиться с домашним заданием по математике.

Амелия вздохнула и снова посмотрела в зеркало. Ну рыжая — это ладно. Папа тоже рыжий, а он настоящий король.

За ее спиной отражалась комната — черно-белая. Правая стена вся черная — на ней принцесса могла писать мелом. А три остальные стены были белыми. На кровати белело покрывало, на окнах развевались белые в тонкую черную полоску занавески.

Амелии очень хотелось, чтоб ее комната была другого цвета. Например, принцесса мечтала, что она проснется однажды, а занавески в ее комнате — белые в розовый цветок. Или синие, как море… А стены — нежно-лиловые, сверху гладкие, а внизу в бело-лиловую полоску. На кровати много мягких диванных подушек с вышитыми пионами, на полу — такой ковер, чтоб босым ногам было пушисто и щекотно.

Однажды Амелия даже спросила у мамы, нельзя ли… э-э-э… покрасить комнату по-другому. Немножко. Капельку. Или хотя бы поменять занавески.

Но мама сдвинула брови и отчитала принцессу. Черное и белое дисциплинирует мышление. Отвлекаться на глупости просто нет времени. Разнеживаться на коврах и подушках, когда принцессу ждет великое будущее, — преступно.

— Каждую минуту, слышишь, каждую, ты должна посвящать получению знаний. Ты — наследница престола, пройдут годы, и тебе придется взять на себя ответственность за жизнь огромного королевства. И что ты собираешься тогда предъявить подданным? Умение валяться среди диванных подушек и босиком прыгать по коврам? Невежество и лень? Неорганизованность и безответственность? Стыдись, Амелия. Ты должна быть достойна своего будущего. Ступай, делай уроки.

Да, мама знает, что говорит. В тронном зале на стене висели в красивых золотых рамках мамины дипломы: она окончила королевский университет на одни «пятерки». И получала королевскую стипендию. И закончила аспирантуру (зеленый диплом на стене слева). И защитила диссертацию (желтый диплом рядом с зеленым). И написала сто пятнадцать статей по экономике и статистике. И теперь ее мама, королева Ида, каждый день с утра работает в министерстве финансов. Министром.

Она очень умная, собранная и организованная. Она самая-самая. А принцесса, наверное, никогда такой не станет. И мама все время сердится на Амелию. Принцесса знает, почему: потому что она глупая, неспособная и ленивая девочка. И хвалить ее не за что. Надо стараться, надо учиться, надо получать «пятерки», чтоб быть достойной дочерью короля и королевы.

Вот и сейчас, вместо того чтоб решить задачу № 2315, принцесса застряла перед зеркалом и рассматривает свои уши.

Мама опять будет недовольна.

Амелия села за стол и пустыми глазами уставилась в задачник. Уже четыре дня она сидит над этой задачей. И просидит еще тысячу миллионов дней. Придет осень, зима, за ней весна, потом снова лето… А потом принцесса состарится, сгорбится, у нее выпадут зубы, и она станет рассеянная, как все старушки, и никогда-никогда не решит эту задачу — до самой-самой смерти.

Принцесса сползла со стула. Еще капельку она отвлечется от учебы, а потом уже будет сидеть над задачей до вечера. Может быть, если она будет смотреть на задачу не отрывая глаз пять часов подряд, голова ее додумается, как найти решение.

А пока что Амелия оглянулась на запертую изнутри дверь (никогда не помешает дополнительная осторожность!) и осторожно выдвинула третий ящик комода, так, чтоб он не скрипнул.

В дальнем углу, там, куда рука Амелии с трудом дотягивалась, завернутое в розовый носок, лежало Сокровище.

Сокровище принцесса доставала очень редко. Не каждый день. Самое ужасное, если его найдет мама. Точно отберет. И будет отчитывать принцессу за нелепое занятие.

Иногда вечером, когда принцесса уже должна была спать (зубы почищены, ноги помыты, комната проветрена, маме и папе, которые сидят в библиотеке над книгами, сказано «доброй ночи»), она затыкала щель под дверью одеялом, включала настольную лампу и доставала свое Сокровище из комода.

И смотрела на него затаив дыхание. И думала, что в ее жизни нет ничего прекраснее.

Вот и сейчас принцесса взяла его в руки и приблизила к глазам. Она только минуточку полюбуется — и сразу же сядет заниматься.

— Эй, что это у тебя там? — вдруг раздался у нее за спиной голос.

Принцесса вздрогнула, сунула сокровище в карман и обернулась.

Окно было открыто, занавеска откинута, а на подоконнике стоял мальчик.

Нормальная девочка, если на ее подоконник с улицы залезет незнакомец, наверное, завизжит как сорок тысяч девочек. Учтите, что этаж-то у Амелии не первый, а третий.

Но, даже имея совсем некоролевские уши, нос и способности к точным наукам, принцесса обладала все же королевским характером и выдержкой. Поэтому она не стала визжать. А только уставилась на незнакомца и начала осторожно пятиться к запертой двери. Сейчас она повернет ручку двери и тогда уже заорет: «Эй, стража!», или «Спасите, помогите!», или просто «Мама!». Однако мальчик не стал дожидаться Амелиных воплей.

Он улыбнулся:

— Привет, я не хотел тебя пугать. Меня зовут Марик, а тебя, наверное, Амелия?

Принцесса подумала: «Заорать я всегда успею, если надо. И он вовсе не выглядит опасным разбойником. А сидеть тут взаперти так скучно, что не стоит отказываться от неожиданного знакомства, раз уж оно свалилось мне на подоконник».

— Амелия, — кивнула принцесса. — Ты кто? Я надеюсь, не разбойник?

— Ну какой я разбойник, разве похож?

— Видишь ли, мальчик, — рассудительно заметила принцесса, — я ни разу в жизни не встречала живых разбойников. И не живых тоже не встречала. Трудно судить, похож ты на разбойника или не похож.

— Да я не разбойник. Я из цирка.

Принцессе захотелось подпрыгнуть от радости. Ах, правильно она сделала, что не всполошила стражу. Мальчик из цирка! Приключение с доставкой на дом!

Но прежде чем окончательно отказаться от опасений, надо выяснить, как этот Марик сюда попал.

— А любой залезет, — засмеялся Марик. — Смотри: вон водосточная труба, козырек крыльца, потом крепкий плющ, а потом на карниз — и сразу твое окно.

— Ну и зачем ты забрался сюда, Марик из цирка? — спросила принцесса.

— Понимаешь… — Марик спрыгнул в комнату и кинул озабоченный взгляд на высыпавшийся из его сандалий песок, так заметный на стерильно белом полу. — Понимаешь, в городе запрещены все развлечения, директор наш в тюрьме. Ты не думай, он не преступник, его арестовали за то, что мы дали представление без разрешения. А нам надо работать.

— Я понимаю. Мама рассказывала мне, что доходы населения не могут увеличиваться, если население не работает. И что все должны работать. Даже королевы. И принцессы.

— Ну вот. А из-за тебя никто из артистов работать не может: ни театр, ни цирк, ни даже парк развлечений. Карусели тоже закрыты.

— Из-за меня? Ой, Марик, что ты говоришь? Я только и мечтаю пойти в театр, или в цирк, или хотя бы в кино.

— Вот-вот: сидишь и мечтаешь. А в городе ходят слухи, что, пока ты не закончишь домашнее задание на лето, никаких каруселей. Ни для кого.

— Это несправедливо! — топнула ногой принцесса. — А вдруг я никогда не сделаю этого домашнего задания?

Она села за стол и горестно оперлась подбородком на сложенные кулачки.

— Если ты пришел меня уговаривать работать побыстрее, можешь сразу прыгать назад в окошко.

— Почему? — удивился Марик.

— Потому что… — В голосе принцессы послышались слезы. — Потому что я до конца жизни не решу эту дурацкую задачу, а за ней ведь еще десять оставшихся! Я сижу над ней уже пятый день!

— Даже гулять не выпускают? — посочувствовал Марик. — А можно мне глянуть, что за задачка у тебя не получается?

В ответ принцесса, жалобно шмыгнув носом, подвинула к нему толстый задачник:

— Там закладка. Какой-то остров, какие-то а-бэ-цэ.

Я вообще не понимаю, при чем тут математика… Остров — это же география?

Марик открыл было книгу с надписью «Математика» на корешке, но остановился.

— Слушай, Амелия. Ты меня прости, конечно. А ты точно принцесса? Вот где, к примеру, твоя корона?

— Ты совсем глупый, да? По-твоему, я и спать должна в короне, и в школу ходить, и уроки делать? Это же парадная одежда. Хранится в сокровищнице. Тебе-то корона зачем? Или ты все же разбойник и явился меня ограбить?

— Да нет, я ничего, — смутился Марик. За исключением короны все остальное было точно так, как в шкатулке.

При одном взгляде на задачу Марик успокоился. Такие задачки он решал еще года два назад. Площадь острова — ну, тут ясно, вспоминаем теорему о прямоугольном треугольнике, квадрат гипотенузы равен…

— Бери ручку и пиши. Я буду диктовать.

Амелию не надо было просить дважды. С радостным визгом (впрочем, визжала принцесса вполголоса, чтоб не услышала стража) она схватила ручку.

Через полчаса все одиннадцать задач были решены.

— Ух, здорово! А я столько дней мучаюсь. — Принцесса захлопнула тетрадь. — Ты такой необычайно умный, Марик!

Марик смутился. Похвала была ему приятна.

— Теперь ты уже уйдешь? Побудь со мной еще немножко, а?

— Да я каждую минуту дрожу, что войдет твоя мама, или папа, или кто-либо другой. И мне крышка.

Амелия подергала ручку двери и вздохнула. Никто не придет… Мама сказала, что откроет дверь только вечером, к ужину. А если Амелия закончит задачки раньше, то пусть позвонит по телефону.

— Так это тебя мама закрыла, да? Она что, злая?

Нет, Амелия не может позволить, чтоб так говорили о ее маме. Мама не злая. Просто мама строгая и желает принцессе добра.

— Тебе бы понравилось, если бы я так сказала про твою маму?

Марик пожал плечами:

— А у меня нет мамы.

— Нет мамы? Совсем? Умерла, да? — И по лицу маленькой принцессы вдруг потекли слезы. — Твоя мама совсем умерла, да?

Марик и сам не знал, почему он вдруг рассказал этой смешной рыжей девочке все. И про Гертруду, и про приют «Яблоня», и про Линду с ее леденцами, и про зайца на стене, и про то, как он представляет, что цифры — это маленькие зверушки, и даже про синее одеялко и ту корзинку, в которой его нашли.

— И меня там дразнили Марик-комарик, — закончил он свой рассказ.

— И вовсе не обидно тебя дразнили. Забавно, — вздохнула принцесса. — А знаешь, когда я была совсем маленькая и еще не ходила в школу, мы жили в другом месте. Не во дворце. И мама там на меня никогда не сердилась. И она звала меня не Амелия, а Карамелька.

— Тебе идет. Пожалуй, я так и буду тебя называть — Карамелька. Можно?

— Можно, Комарик, — хихикнула Карамелька. Она уже перестала плакать и была совершенно счастлива: задачки решены — все! И такой замечательный мальчик залез в окно.

Она сунула руку в карман платья. Пожалуй, ему надо показать, какое у нее таинственное сокровище. Никому она его не показывала, а Комарику понравится.

— Вот это я прятала, когда ты вошел. Если мама найдет, она будет огорчена. Потому что это бесполезная забава — так она скажет.

— Ух ты! — Марик взял сокровище в руки. — Как красиво!

Это был стеклянный шарик, небольшой, размером чуть больше грецкого ореха. А внутри шарика сиял прекрасный другой мир.

Там — зеленели сады с крохотными румяными яблоками, там цвели цветы на лугу и вилась тропинка куда-то за холмы. Там журчала маленькая речка, а в ней плескались серебряные рыбки. Там на дальнем холме стоял домик с красной черепичной крышей, и над его трубой поднимался дымок. А если шарик встряхнуть, то в воздух — над домиком, над холмами, над травой и речкой — взвивались яркие бабочки.



Марик понял, почему Карамелька так дорожит этим шариком. В скучной черно-белой комнате это была единственная цветная вещь. Не считая рыжих локонов самой Карамельки.

— Никто не войдет, пока я сама не захочу. Они заперли меня снаружи, а я закрылась изнутри. И все эти дни, как только оставалась одна, любовалась этим моим сокровищем. Бабочками, — вздохнула принцесса. — Но теперь я могу идти гулять в сад, любоваться настоящими бабочками тоже. Слу-у-ушай! — подскочила вдруг на месте Карамелька. — А как ты прошел через ворота дворца?

— Нашел дырку в заборе. Пока было темно, рано утром пролез и спрятался в саду. А что?

Глаза Карамельки блестели:

— Ой, Комаричек, возьми меня с собой! В цирк, а? Мы же можем, когда будет темно, пролезть назад в эту дырку? Я только один раз была в цирке, очень давно, еще маленькой.

— Карамелька, ты с ума сошла? Тебя хватятся и будут искать всеми силами армии и полиции! Это даже не скандал получится, а государственное потрясение.

— Да мы ночью! А утром я вернусь — никто и не заметит.

Марик думал. Вечером мама принцессы придет спеть ей колыбельную песенку. Даже Казимира ему теперь поет колыбельные, а тут настоящая мама. Потом она будет заходить пару раз ночью, чтоб поправить одеяло. Это тоже точно — так делала Гертруда, ведь дети могут простудиться, если одеяло сползет. Ясно, что принцессы хватятся еще до полуночи.

Карамелька твердо покачала головой.

— Нет, Комарик. Мама никогда не поет мне колыбельных песен. И никогда не заходит ночью. Потому что она же и королева, и министр финансов. Мама очень много работает. Ей некогда. У нее все время это… бюджет… профицит… инфляция…

Это звучало убедительно, и Марик подумал, что, пожалуй, просьба принцессы не так уж невыполнима.

Обед, полдник и ужин Карамельке приносили прямо в комнату (Марик прятался под столом) — и дети поделили все по-братски.

В девять вечера зазвенел телефон, висящий на стене.

— Да, — сказала Карамелька. — Хорошо. Нет. Может быть, завтра. Доброй ночи, мама.

А еще через пятнадцать минут Марик и Карамелька вылезли через обнаруженную Китценькой дырку в заборе и побежали на окраину парка развлечений, туда, где на речном берегу стояли фургончики цирка «Каруселли».

Если бы Марик знал, какие события произошли в его отсутствие, он бежал бы еще быстрее.



Глава двадцатая

Про то, как Казимира поссорилась и помирилась с Китценькой, а Филипп познакомился с Льдинкой

В то утро будильник у Казимиры не прозвенел. Она поставила его на половину пятого. Но, открыв глаза, убедилась: солнце уже поднялось так высоко, что можно и на часы не смотреть. Увы, Казимира проспала.

Потому что кто-то отключил будильник.

Марика в фургоне не было. Но Китценька, которая обычно не любила залеживаться в своей корзинке, почему-то еще сопела, свернувшись клубком.

Казимира так рассердилась, что не стала деликатничать.

— Что это тебя так разморило, моя дорогая? Вставай! И признавайся! Ты видела, как Марик ушел утром? Ты провожала его?

Китценька открыла один глаз. Потом второй. Потом спешно отвела их в сторонку от рассерженного лица хозяйки. Потом демонстративно сладко зевнула и потянулась.

В глубине души Китценьке было неловко перед Казимирой, так что беззаботный вид, который она на себя напустила, давался собачке с трудом.

С другой стороны, как она могла поступить иначе?

Да, утром они с Мариком нажали кнопочку будильника, а потом Китценька проводила его до дворцовой ограды.

— Вот тут дырка между прутьями чуть шире. Я надеюсь, что ты пролезешь. Когда я бежала назад, я обнаружила ее случайно. Представляешь…

Китценька вспомнила свое бегство от фрейлин. Даже сейчас ей было жутковато вспоминать, как она кралась под кустами пионов, стараясь не попадать в круги света от фонарей. Как она едва удержалась от визга, заметив, что впереди кто-то пробирается сквозь кусты. Как она обнаружила, что эти самые кто-то тоже боятся, что их увидят. Как она пошла за ними, предполагая, что ночные незнакомцы тоже пытаются выбраться из дворца незамеченными.

И как, на ее счастье, ученики повара, которые ночами без спроса бегали на речку купаться, вывели ее к этой дырке в ограде, скрытой со стороны улицы кустами сирени.

Неудивительно, что, проводив Марика и вспомнив все события вчерашнего бегства из дворца, Китценька устала от переживаний и уснула, только добравшись до своей корзинки.

— Это подло, — тихо сказала Казимира. — Это предательство. Я не ожидала от тебя. Ты же знала, что я против того, чтобы мальчик шел во дворец. Ты должна была мне сказать. Ты должна была…

Что могла ответить бедная Китценька? Ведь она была согласна с Эвой: если Марик решил, что ему надо идти, и если шкатулка показала, что он на правильном пути, то какой смысл был ему мешать?

Она могла помочь — она помогла. Без ее помощи Марик, наверное, не смог бы проникнуть за ограду. И Казимира может говорить ей сколько угодно обидных слов. Очень обидных слов…

Но пока Китценька думала, что ей ответить, Казимира, не прибавив больше ни слова, вышла.

Китценька пометалась между обидой и любовью — и кинулась вслед за ней. Но успела только увидеть, как Казимира скрылась в дверях Эвиного фургона. Соблазн подслушать был так велик, что Китценька развернулась хвостом в ту сторону и маленькими шажками, преодолевая себя, пошла прочь и села поодаль. Подслушивать — нехорошо, уговаривала она себя и, чтоб отвлечься, начала рассматривать облака в небе.

Так она сидела долго, до тех пор, пока не заметила, что каждое облако стало похоже на куриную ножку. Давно пора было завтракать.

Но Казимира все не шла.

И когда голодной Китценьке уже стало казаться, что облака не только похожи, но и пахнут с неба жареной курятиной, сзади наконец подошла Казимира и подхватила собачку на руки.

— Ну прости меня, я была излишне резка, — сказала Казимира, прижав к себе Китценьку. — Но и ты могла хотя бы предупредить. Попытаться убедить… Я же за него волнуюсь, — прибавила она грустно.

Когда сытая и счастливая Китценька уже носилась по лужайке, пытаясь поймать бабочку-крапивницу (иногда она позволяла себе такие щенячьи забавы), наконец-то показалась Эва. Китценька хотела было сказать ей спасибо за то, что та помирила их с хозяйкой, но Эва не стала ее слушать, а только рассеянно почесала собачку за ушком и прошла мимо.

Сегодня они с Казимирой договорились заняться шитьем циркового наряда для Марика — собрали все подходящие старые костюмы, вытащили на лужайку стол и озабоченно щелкали ножницами. Так было легче коротать время до его возвращения.

Не хватало только трех метров шелковой ленты для оторочки.

— Миска где-то бегает, Китценьку одну не отправишь, сами потеряем кучу времени. Может, послать Филиппа? — поискала ослика глазами Казимира. — Эй, Хоп, ты Филиппа не видал?

Хоп покачал головой:

— Сегодня финал королевских скачек. Филипп еще до завтрака убежал покупать билет. Он так счастлив, что мы попали в столицу именно в дни скачек.

Да, Филипп был счастлив.

Сегодня он увидит Льдинку. Конечно, чудесная Льдинка не увидит ослика Филиппа, потому что будет занята: когда стремишься победить в скачках, некогда смотреть на трибуны, даже если там стоит не самый плохой ослик на свете.

Познакомиться с белой лошадкой было бы просто сказкой. Но хватит уже и того, что он увидит — пусть издали — ее волшебные карие глаза, ее шелковую гриву, ее стройную шею, ее…

Филипп вздрогнул и отвлекся от грез: трибуны заполнялись, и пробирающиеся к своим местам зрители то и дело пихали замечтавшегося ослика в бока.

Лошади, участвующие в скачках, вышли на дорожки ипподрома.

Льдинка оказалась еще прекраснее, чем на фотографиях в альманахе скачек. Филипп смотрел во все глаза, и ему казалось, что все остальные лошади — просто жалкие клячи против нее. Ну посмотрите: что за вислые спины, вялые бока, что за нелепая масть, что за суетливые движения…

А когда на весь ипподром грохнул стартовый пистолет, трибуны взревели и лошади понеслись вперед, Филипп понял, что он никогда в жизни так не волновался.

Он не дышал, не думал ни о чем ином, кроме скачки, не смотрел по сторонам — он весь был там, с ней, в этом полете!

Три, четыре, пять кругов Льдинка скакала в тройке лидеров. О, как Филипп ненавидел серого в яблоках жеребца и каурую кобылу, которые скакали совсем рядом от Льдинки! Как страстно он желал им споткнуться, отстать!

Последний круг — и трибуны шумели и свистели все яростней, Филипп почти оглох от этих криков. Льдинка скакала уже вторая, и вот серый жеребец остался на полкорпуса позади…

Как вдруг…

…Нет, это не могло быть правдой! На последней прямой Льдинка вдруг запнулась и, мотнув мордой, подалась чуть в сторону. Скакавшая следом лошадь чуть не задела Льдинку, обгоняя, жеребец, воспользовавшись заминкой, тоже рванул вперед, и крик трибун достиг высшей точки!

Еще несколько шагов Льдинка пролетела по инерции, а потом — ослику казалось, что он чувствует, какой резкой болью отдается в ноге каждое движение, — замедлила шаг и остановилась, беспомощно поджав копыто.

Мимо, обдав ее горячим ветром скачки, пронеслись к финишу остальные лошади.

К белой лошадке уже бежал ветеринар и еще какие-то люди, ее осторожно увели с дорожек куда-то в сторону конюшен.

Скачки были закончены.

Филипп обессиленно стоял на пустеющей трибуне.

Он понимал, что не может уйти, не узнав, что случилось с Льдинкой.

Что же он стоит — скорее к конюшням! Может быть, он сможет чем-то помочь, думал ослик на бегу. Вдруг нужно послать кого-то за лекарством, к примеру…

Добрый час Филипп слонялся вокруг конюшен, не в силах уйти. Он пытался заглянуть в высокие окошечки под потолком, но ему не хватало роста. Прыгай не прыгай, все равно ничего не видно. Да и прыгает ослик плохо.

Сперва в конюшне было довольно шумно, потом шум стих.

И только ослик подумал, что, наверное, врачи решили, что больной Льдинке нужно поспать для восстановления сил, как дверь конюшни отворилась и оттуда, слегка хромая, вышла сама Льдинка.

— Ой, ослик! — неожиданно обрадовалась она, увидев Филиппа. — А что это вы тут прыгаете, ослик?

«Вот и настал миг, о котором я не смел и мечтать! Сейчас я поговорю с ней», — задохнулся от волнения Филипп.

Однако сперва он ничего не мог произнести, только смотрел на Льдинку с обожанием. Потом спохватился и торопливо произнес:

— Я видел, как вы… запнулись… Я… волновался… за вас… Я думал… вдруг вам понадобится какая-то помощь… Поэтому…

Льдинка глянула на него приветливо:

— Это так приятно, что кто-то волнуется за тебя. А как вас зовут, ослик?

— Филипп, — представился счастливый ослик.

— А меня Льдинка, но вы, конечно, это и так знаете. Послушайте, Филипп, а чем вы занимаетесь? Наверное, не всегда стоите под окнами моей конюшни?

— Я работаю в цирке «Каруселли». Осликом.

И неожиданно для себя ослик рассказал белой лошадке про то, какой замечательный у них цирк, какие хорошие у него друзья и как им пока не везет в столице, но они непременно справятся с трудностями. И об этом даже не стоит волноваться, ведь единственное, что стоит волнения, — это Льдинкина нога.

— Как вы себя чувствуете?

В ответ Льдинка только вздохнула.

Ей было очень обидно. Запнулась она случайно, но главный конюх был очень огорчен. И хотя врачи говорили, что если Льдинка пару дней побережет ногу, то хромота пройдет без следа, конюх все равно хмурился.

«Вот так, — думала с горечью Льдинка. — Верой и правдой служишь, побеждаешь и украшаешь собой конюшню. Но стоит тебе допустить промашку, как вместо слов поддержки — только недовольное молчание».

А тут этот милый Филипп со своим рассказом о циркачах. Как было бы замечательно жить среди таких людей. Наверное, если бы Льдинка была цирковой лошадью, эти прекрасные люди нашли бы для нее теплое слово. И любили бы ее. И жалели бы. И у нее было бы много друзей. И никто не ждал бы от нее непременно победы и первого места.

— Я бы очень хотела побывать в вашем цирке, — сказала Льдинка. — Если вы бы познакомили меня со своими друзьями, это было бы так прекрасно.

Ослик обомлел от счастья. Конечно, такая гостья — это большая честь для цирка.

Одно волновало Филиппа. Не будут ли искать Льдинку, волноваться, куда она ушла.

— Неблагодарные, — мотнула в ответ головой Льдинка. — Им нужны только победы. Ну что ж, заведут себе новую лошадь. Пойдемте, Филипп.

Глава двадцать первая

Про то, как выздоровела маленькая Туська

Маленькая Туська лежала на высоких подушках, укрытая теплым пуховым одеялом, и тихо плакала.

Няня, которая сидела рядом с Туськой, не отходя ни на минуту, задремала. И поэтому Туська решила, что именно сейчас поплакать удобнее всего.

Очень плохо болеть.

И самое грустное, что никто не понимает, чем больна Туська. Просто однажды она проснулась и не смогла встать с кроватки.

Или не захотела.

Когда мама и няня пытались поставить Туську на ноги, она сперва села на пол, а потом легла, прижавшись щекой к мягкому прикроватному коврику с яркими цветами.

Мама испугалась, уложила Туську назад в постель и вызвала доктора.

Доктор осмотрел ее и развел руками:

— Ничего не понимаю. В моей практике такой случай впервые. Будем наблюдать. Постарайтесь кормить ее легкой и полезной пищей. Вареной морковкой. Творожком. Температуру мерить каждый час. И при любом изменении состояния незамедлительно сообщайте мне.

Прошло несколько дней, а Туська не ела вареную морковку, и ей не становилось лучше.

Вечером в первый день пришел в Туськину детскую папа.

— Что с тобой, моя маленькая? Что у тебя болит?

— Ничего, — вздохнула Туська. — Ничего у меня не болит, папочка.

— Хочешь, я почитаю тебе книжку?

Но Туська, которая очень любила, когда папа ей читает, только грустно покачала головой. Нет, она не хочет.

Папа встревожился еще больше.

— А хочешь, мы поиграем в кукольный театр? Хочешь, будем пускать мыльные пузыри? Хочешь, будем лепить из пластилина?…

Но в ответ девочка снова качала головой.

Отчаявшись, папа предложил:

— Хочешь пострелять из пистолета?

Ведь он был помощник начальника полиции и мог сам себе позволить такое шумное развлечение.

Однако и это не заинтересовало девочку. Туська просто закрыла глаза.

На следующий день папа не пошел на работу. Он то и дело пытался подменить у Туськиной постельки маму и няню, а когда его просили хоть немного отдохнуть, он уходил в гостиную и в тревоге ходил туда-сюда — от окна до двери, часами.

— Доктор, скажите, может быть, купить какую-то микстуру? Таблетки? Может быть, пластырь? Мазь? Почему вы никак не можете вылечить мою дочку? Чем она больна?

Но доктор, который в очередной раз внимательно обследовал Туську, только разводил руками. Температуры нет, и горло не покраснело. И все анализы (доктор сделал кучу анализов, исколов Туськины пальчики острыми иголками) — в норме.

Было ясно, что Туське становится хуже. Она почти перестала отвечать на вопросы, только вздыхала в ответ и закрывала глазки. Ничего не ела. И часто плакала — тихо и беззвучно.

— Это не обычная болезнь, — сказал доктор. — Это не скарлатина, не корь, не свинка и не коклюш. Это не диатез, не ангина, не грипп, не ревматизм. Не чума и не холера. В моих книгах по медицине (а я прочитал все книги про детские болезни) нет ничего подобного. И сейчас я пойду в королевскую библиотеку: буду читать все книги про детей. Может быть, что-то натолкнет меня на мысль.

К вечеру, когда мама сменила няню у Туськиной постели, а уставший папа уснул в кресле в гостиной, доктор ворвался в дом. Он отпихнул в сторону замешкавшуюся горничную и ринулся прямо к помощнику начальника полиции. Доктор схватил его за плечи и начал трясти:

— Просыпайтесь, просыпайтесь!

Помощник начальника полиции в ужасе вскочил на ноги:

— Что? Тусеньке хуже?

— Нет, нет. — Доктор в нетерпении махал в воздухе какой-то книгой. — Смотрите, что я нашел в библиотеке! Очень, очень похожий случай. Это наша единственная надежда!

— Видите, это старинная книга. Тут тоже девочка, которая заболела. Симптомы практически те же. Мой коллега в книге придумал, как вылечить ребенка: надо, чтоб она что-либо захотела — и непременно, слышите? Во что бы то ни стало надо выполнить ее просьбу. Даже если девочка захочет луну с неба.

— Но она ничего не хочет! — в отчаянии закричал папа Туськи.

— Надо, чтоб захотела!

— А что захотела та девочка в книжке? — с надеждой спросил папа.

— Слона, — ответил доктор.

— Слона? — оторопел папа. — И ей привели слона?

— Да, привели, и он пил с ней чай и кушал тортик. И девочка выздоровела.

— …Значит, слона, — тихо сказал папа. — Ну что ж, если надо слона, то будет и слон.

— Погодите, Тусеньке не нужен именно слон. Может быть, у нее совсем другое желание.

Когда Туська проснулась, у ее постели сидел папа.

Она посмотрела на него и обрадовалась, но улыбнуться не смогла — не было сил.

— Доченька, — сказал папа. — Тебе три года, и ты уже большая и умная девочка. Мы все хотим, чтобы ты не болела. А для этого надо, чтоб ты сама постаралась. Скажи мне, чего ты хочешь? Я выполню любую твою просьбу.

Туська молчала.

Потом тихо прошептала что-то.

Папа наклонился над ней:

— Что? Что ты сказала, моя маленькая?

— Я умру. Я не хочу, — расслышал он.

— Нет! Нет, доченька. — Папе очень захотелось заплакать, но он сдержался. — Ты не умрешь! Вот послушай, была одна девочка, которая заболела так же, как ты…

И папа рассказал Туське ту старинную историю, и про слона, и про то, как девочка выздоровела.

Пока он рассказывал, глаза Туськи стали более живыми, и в них загорелось что-то похожее на интерес. Слабенький огонек, но, заметив его, папа обрадовался.

— Нет, — выслушав папин рассказ, сказала Туська. — Нет. Слон большой. У него хобот мотается. Я боюсь.

Она помолчала еще минутку.

— Я хочу маленького. Серенького. Я хочу ослика. Покататься.

Она хочет! Хочет ослика!

Сто тысяч осликов достанет сейчас папа для Туськи!

Наспех одевшись, помощник начальника полиции выскочил из дома.

Куда бежать? Парк развлечений закрыт. Раньше на городских площадях ослики и пони катали детей. Но сейчас площади пусты, там нет никаких осликов.

Однако есть королевская конюшня.

Не может быть, чтоб там не решили эту проблему.

Помощник начальника полиции бежал по проходу и заглядывал в каждое стойло. Вслед за ним еле поспевал главный конюх. Он был крайне обескуражен и пытался еще раз объяснить:

— Верьте, я клянусь вам, — у нас только скаковые лошади. Самые лучшие скаковые лошади в мире. Вот, — пробегая мимо стойла № 14, конюх пытался привлечь внимание заместителя начальника, — вот, к примеру, чудесный жеребец Стивен. Хотите? Лучшего и желать невозможно!

Помощник начальника остановился и круто повернулся к конюху:

— Осел! — закричал помощник начальника. — Осел! Сколько вам можно повторять?

— Я осел? — огорчился конюх.

— Вы — само собой! Но мне нужен осел, настоящий осел, и я сказал вам об этом сто миллионов раз, однако вы не понимаете.

— Но ведь конь лучше осла, — не сдавался конюх.

С тихим стоном помощник начальника повернул назад.

— Увы, я понял, у вас и вправду тут только один осел — это вы. Главный конюх в ответ лишь развел руками.

— Что же делать? Что же мне делать? — В отчаянии помощник начальника полиции схватился за голову.

За его спиной раздалось вежливое покашливание.

Конюх подпрыгнул от неожиданности:

— Стивен, мальчик мой, ты простужен?

Вороной жеребец переступил с ноги на ногу и покачал головой:

— Нет-нет, я здоров. Я просто хотел сказать… Если вам нужен осел, то я видел сегодня осла. Окно моего стойла выходит на боковые ворота. И когда днем Льдинка решила, что она уходит от нас, то я смотрел ей вслед, потому что, понимаете… Льдинка, она…

— Ближе к делу, Стивен, — перебил его конюх. — Твои лирические чувства к Льдинке вряд ли интересуют полицию.

— Да, простите, — смутился конь. — Так вот, когда она вышла из конюшни, к ней подошел маленький ослик. Яне подслушивал и не знаю, куда они собирались пойти, но я видел, что они пошли в сторону реки.

И Стивен грустно вздохнул.

— Цирк! — хлопнул себя по лбу помощник начальника полиции.

Если бы у Туськиного папы было время подумать, то он, наверное, почувствовал бы себя несколько неловко.

Не очень-то хорошо расстался помощник начальника полиции с циркачами в прошлый раз. И, честно признаться, они имеют все основания думать, что он жестокий самодур. Конечно, служба есть служба, но кроме буквы закона есть еще дух. А помощник начальника понимал законы буквально.

Уже вечерело, и все циркачи собрались у накрытого дощатого стола. На ветке дуба над столом висела керосиновая лампа, вокруг нее вились ночные бабочки, на ужин была гречневая каша с жареным луком и чай.

Когда Туськин папа, не разбирая дороги, выбежал на поляну и приблизился к столу, все в тревоге вскочили, а Казимира схватилась за сердце. Но она не успела спросить, что случилось, потому что нежданный вечерний гость, путаясь в словах, начал сам объяснять причины своего появления.

В его сбивчивом рассказе смешалось все: слон и вареная морковка, коврик с цветами, с которого не смогла встать Туська, ее слезы и доктор с библиотекой, — и, понимаете, она захотела, она хочет ослика, покататься на ослике, понимаете? Вдруг ей это поможет, помог же той девочке слон?

Туськин папа договорил и, опомнившись, оглянулся в смущении. До него начало доходить, что сейчас его прогонят. Он, конечно, может употребить власть, приказать выдать ему осла и все, что прилагается к ослу, всякие там уздечки, бубенчики и оглобли. Нет, он не может так поступить. Помощник начальника — тот может. А Туськин папа может только еще раз повторить:

— Ей три годика всего, она не встает, и она мне сказала, что ей страшно… И насчет ослика…

Но Филипп уже стоял перед ним, запряженный в тележку. Эва торопливо вытряхивала в стороне коврик, которым были застелены скамейки в тележке, а Казимира тронула Туськиного папу за рукав, протягивая ему кружку:

— Не волнуйтесь, сейчас Филипп будет готов. Хотите чаю?

Туськин папа машинально взял протянутую ему кружку, глотнул, обжегся и закашлялся. От этого у него на глазах выступили слезы, и сквозь их пелену он оглядел расплывающиеся в сумраке встревоженные и участливые лица циркачей. Люди, собаки и лошади. Вот эта белая лошадь ему точно знакома. Ах да, Стивен же сказал, что Льдинка ушла из конюшни вместе с осликом, значит, это она и есть.

— Поехали, садитесь в тележку и показывайте, куда поворачивать, — прервал его мысли ослик.

Туська смотрела на трещинку на потолке. Трещинка тянулась из угла и всегда была похожа на звериную морду. Когда Туське хотелось бояться, она видела в этой морде страшного дракона, а когда у нее было хорошее настроение, она соглашалась сама с собой, что это собачка.

Теперь же Туська не видела ни дракона, ни собачки. Скучная трещина на потолке — и только.

В этот момент из приоткрытого окна снизу раздался какой-то странный звук.

Кто это кричит? Туська никогда не слышала такого звука. На что он похож?

— Иа! Иа! — снова раздалось под окном.

«Иа… — подумала Туська. — Иа. Кто кричит „иа“?»

И в тот же миг поняла: так кричит ослик!

Настоящий ослик под окном. Наверное, даже с тележкой, на которой можно покататься?

— Мама, — позвала Туська.

Мама была уже у окна.

— Туся, — повернулась она к дочке. — Посмотри, кто пришел к нам в гости!

— Это ослик, ослик! — закричала Туська и легко соскочила на пол, откинув теплое пуховое одеяло.

Она поспешно пододвинула к подоконнику табуретку и забралась на нее.

Внизу у парадной двери стоял Туськин папа. А рядом с ним — настоящий ослик, запряженный в цветную тележку. Туськин папа кормил ослика морковкой и смотрел наверх, на Туську, которая высунулась в окошко.



— Туська, — позвал папа. — Вот умница, что встала с постельки. Спускайся к нам, смотри, кто тебя ждет.

Через минуту Туська, как была, прямо в ситцевой пижамке и босиком, слетела вниз по лестнице и выскочила на улицу.

Она уставилась на ослика восхищенными глазами:

— Здравствуйте, ослик, как вы поживаете? Я поживаю спасибо неплохо. Мне немного нездоровилось, но я теперь хочу вас спросить: можно покататься в вашей тележке?

Они с осликом разговаривали, и Туська гладила его по лбу, и ослик был серенький, мягкий и теплый, и у его были длинные прохладные уши и круглые бока. И Туська узнала, что его зовут Филипп и что он очень хотел познакомиться с ней и мечтает прокатить ее на тележке по саду.

Было непонятно, почему у папы и мамы мокрые щеки, и почему из дому выскочили все-все, и почему доктор, сияя, хлопает папу по плечу, — но думать про это было некогда, потому что пора было ехать. Туська забралась в тележку, села на скамеечку и сказала:

— Поехали, Филипп!



Глава двадцать вторая

Про то, как директора выпустили из тюрьмы

Накатавшись, Туська уснула прямо в тележке, и папа отнес ее на руках в детскую.

Доктор уверял, что теперь Туська совсем поправилась, а то, что у нее немного кружится голова, — так это от долгого лежания в постели. Витамины, прогулки — и все пройдет. Доктор непременно напишет про этот уникальный случай исцеления в королевский медицинский вестник, побежит писать статью прямо сейчас, а завтра утром придет еще раз осмотреть бывшую больную.

— Спасибо вам, Филипп. — Туськин папа несмело положил руку на осликову шею. — Вы сами не знаете, что для нас сделали.

Филипп улыбнулся. Ему очень понравилась Туська, и он был рад, что она поправилась.

Конечно, он не слон. И вовсе не скаковой конь. Но будь он скаковым конем — что бы тогда было с этой девочкой в розовой пижамке? «Как это оказалось кстати, — подумал Филипп, — что я именно ослик».

— Вы простите меня, я понимаю, что вы очень устали. И время уже позднее. Но я хотел бы съездить с вами еще в одно место. Мне кажется, что это не нужно откладывать до утра.

— В какое еще место? — устало вздохнул ослик.

— В городскую тюрьму. Выпустить на волю вашего директора.

— Вижу, что вы не совсем уж пропащий человек, — улыбнулся Филипп. — Поехали. Думаю, что, даже если господин директор уже спит, его стоит по такому случаю разбудить.

Директор цирка действительно спал. Но, конечно, рад был, что его разбудили ради такой новости. Пока помощник начальника полиции оформлял необходимые документы в тюремной канцелярии, директор радостно обнимал Филиппа за шею. А тот вкратце рассказывал ему о том, почему заместитель начальника решил так поспешно вызволить директора из-за решетки.

— Вы свободны, господин директор цирка. — Начальник тюрьмы и помощник начальника полиции показались на пороге.

— Надеюсь, у вас нет претензий к качеству питания и чистоте постелей в вверенном мне учреждении? — поинтересовался начальник тюрьмы. — Скажите, мы непременно исправим, и в следующий раз вы убедитесь в том, что…

— О, благодарю вас, — покачал головой директор цирка. — У вас отменная кухня, прекрасные условия, тихо и приятно. Однако я надеюсь, что мне больше не придется пользоваться вашим гостеприимством. Все же у вас как-никак не санаторий.

— Увы, не санаторий, — развел руками директор тюрьмы. — А ведь так похоже! Право слово, иной раз бывает обидно: стараешься, стараешься, но никто из клиентов все равно не хочет посетить нас во второй раз. Хотя некоторым и приходится. Ей-ей, бросил бы я все это дело и ушел бы в систему министерства отдыха и здравоохранения. Именно начальником санатория. Но — не могу.

— Почему же? — из вежливости поинтересовался директор.

— Династия, — вздохнул начальник тюрьмы. — Еще мой прадедушка служил тут начальником, как раз тогда, когда прабабушка нашего монарха королева Эмилия дала тюрьме ее нынешнее название. С тех пор мы и стараемся работать так, чтобы, сохраняя традицию, выполнять заветы королевы-прабабушки.

Тут помощник начальника полиции напомнил, что время позднее и все устали, и директор тюрьмы поспешно начал прощаться.

— Я понимаю, что никто не любит говорить мне до свидания, что ж… Всего хорошего вам, господин директор цирка. Мне будет иной раз вас не хватать. — И директор тюрьмы, печально вздыхая, пошел прочь.

По дороге он машинально поправил клумбу с ирисами, поднял валявшуюся на мостовой перед дверями тюрьмы бумажку, но директор цирка этого уже не видел.

В яркой тележке ослика господин директор цирка возвращался домой.

Наконец помощник начальника полиции, сидевший напротив него, несмело кашлянув, начал разговор:

— Я прошу позволения сопроводить вас, господин директор, до дома, то есть до того места, где я имел глупость вас арестовать. Чтоб, значит, поставить точку в этом досадном… Кхм… Если не возражаете, конечно.

Директор цирка не возражал. Ночь была такая теплая, свобода — такая желанная, а впереди ждали друзья.

— Если у вас есть какие-то претензии или вопросы ко мне, то я готов удовлетворить, и…

— Да какие там вопросы, — рассеянно откликнулся директор цирка. — Все хорошо, что хорошо кончается. Я, правда, очень рад, что ваша дочурка пошла на поправку. У меня только один вопрос, чистое любопытство.

— Да-да?

— А почему прабабушка-королева Эмилия дала королевской тюрьме такое имя?

— О, это чудесная история. Эмилия была очень сердобольна и целыми днями только и думала о том, как бы накормить голодных, обогреть бездомных и утешить несправедливо обиженных. Ее доброта и милосердие распространялись повсюду, и наконец она обратила свое внимание на узников тюрьмы. Конечно, преступники не заслуживают особо гуманного к себе отношения. Кхм, простите, господин директор, я, разумеется, не имею в виду вас, ибо не смею равнять ваше незначительное, в сущности, нарушение закона с проделками настоящих негодяев, воров, разбойников и подобной публики. Вор должен сидеть в тюрьме, я в этом убежден. А тюрьма — это место не самое приятное, и так было всегда. Так вот королева Эмилия пришла в тюрьму. Прадедушка нынешнего директора, кстати, служил в то время старшим надзирателем. Эмилия прошлась по камерам, и сердце ее содрогнулось от жалости. Ибо финансировалась тюрьма в те годы достаточно скудно. Преступники ели гороховую кашу на воде, а спали на деревянных нарах, прямо в одежде. Некомфортно.

Директор цирка вспомнил накрахмаленные тюремные простыни и наваристый тюремный борщ с баклажанами и черносливом, — и согласился. Да, приятного в те времена для узников было мало.

— И королева Эмилия, — продолжал помощник начальника полиции, — вскричала в волнении: «Да что же это делается? Аль наше королевство совершенно обеднело, что мы кормим несчастных преступников горохом и держим их без постельного белья? Аль матрас мы не можем купить этим извергам, ворам и бандитам?»

Прадедушка нынешнего начальника был повышен в должности, пребывание в тюрьме с каждым годом становилось все комфортнее, а саму тюрьму, памятуя о речах королевы, народ начал с тех пор называть «Альматрасом». По крайней мере, так гласит городская легенда.

В цирке никто не ложился спать. Все волновались, что Марик еще не вернулся. И, конечно, ждали возвращения Филиппа и надеялись, что маленькая дочка помощника начальника полиции поправится.

— Конечно, поправится. Наш Филипп такой чудесный, его просто невозможно не любить, — сказала Душка Льдинке.

Сперва лошади отнеслись друг к другу настороженно, но когда Льдинка, вздыхая, рассказала о сегодняшнем проигрыше и своем разочаровании в ипподромной жизни, Душка искренне ее пожалела.

— Деточка, — сказала Душка, — как я понимаю тебя. Обидно, когда твои таланты остаются недооцененными, и совсем уж грустно, когда рядом нет близких, готовых прощать тебе невольные промахи.

Лошади, тихо беседуя, паслись на краю поляны. И через короткое время почувствовали взаимную симпатию.

— Ты знай, что можно остаться у нас. Здесь очень хорошие люди, меня, к примеру, ценят и уважают, — говорила Душка. — Если тебе понравится в цирке, подумай об этом. Ты прости, что я даю тебе советы, детка, но я ведь уже старая лошадь. Можешь, кстати, называть меня «тетушка Аделаида». Я много повидала на этом свете и понимаю, что на самом деле нужно лошади для счастья.

— А что нужно лошади для счастья, тетушка Аделаида? — поинтересовалась Льдинка.

— А ты как полагаешь?

— Ну… — Льдинка задумалась. — Наверное, счастье лошади — приходить к финишу первой. Скакать, скакать быстрее ветра! Обгоняя всех!

Аделаида Душка вздохнула:

— Нет, детка, я не могу с тобой согласиться. Ты еще молода. И есть вещи, которые кажутся тебе невозможными и не заслуживающими обдумывания. К примеру, конская колбаса.

— Разве кони едят колбасу? — фыркнула Льдинка. — Вот уж никогда не знала, что кто-то делает колбасу для лошадей. Об этом стоит подумать?

— Да, детка, о колбасе стоит подумать. Потому что она не для лошадей. Она из, — хмуро сказала Аделаида Душка.

Минуту или две Льдинка молчала.

Потом сказала дрожащим голосом:

— Но… Разве такое может быть?

— Такое бывает, детка. Прости, что я открыла тебе глаза на этот печальный факт. И если вернуться к проблеме счастья, то оно в том, чтобы знать: когда твои копыта и зубы сотрутся, ты сможешь тихо пастись на лужайке, а рядом будут близкие люди, которые даже в самую тяжелую минуту не подумают о том, что ты — это не ты, а потенциальная колбаса.

Глава двадцать третья

Про то, как принцесса Карамелька впервые попала в цирк

Тележка Филиппа выехала на поляну, и все кинулись навстречу, еще не успев разглядеть, кто в ней сидит.

А когда увидели, что господин директор вернулся, то поднялся такой шум, что господин директор был буквально оглушен. Его обнимали, хлопали по плечу, задавали одновременно десяток вопросов и, не слушая ответов, снова обнимали. Мадемуазель Казимира с порозовевшим от счастья лицом стояла рядом с ним и незаметно для всех гладила полу его пиджака.

Эва приподнялась на цыпочки (из-за спин товарищей ей было не видно директора) и помахала ему рукой, а директор помахал ей в ответ.

Потом Эва отвела в сторонку ослика и распрягла его. Филипп сразу ринулся к Льдинке и Душке, чтоб рассказать им о событиях, происшедших за последние два часа. А Эва подошла к смущенно стоящему в стороне помощнику начальника полиции. На него никто не обращал внимания, и он думал, как бы улизнуть незаметно.

Ваша дочка поправилась? Ей понравился наш ослик?

Да, — оживился генерал. — Доктор говорит, теперь опасность миновала. Вы только представьте себе: она вскочила с постели, как только услышала под окном «иа». И каталась целый час, и бегала по саду — мы не могли уговорить ее лечь спать. Так и уснула в тележке.

Это прекрасно, — улыбнулась Эва. — И мы очень рады, что вы привезли нам нашего директора. Не откажетесь выпить со мной чаю с печеньем?

— Мне, право, неловко, — пробормотал помощник начальника полиции, но Эва мягко перебила его:

— Сейчас я буду вас уговаривать, а вы будете отнекиваться из стеснения. Давайте сразу пропустим этот этап, а то чай остынет. Хорошо?

— Хорошо, — улыбнулся помощник начальника полиции.

— Вашу дочку зовут Туся? А как зовут вас? А то неудобно обращаться к вам так длинно — господин помощни


Источник: http://e-libra.ru/read/350331-tcirk-v-shkatulke.html


Закрыть ... [X]

Читать онлайн - Кончаловский Андрей. Низкие Музыкальные подарки ко дню рождения

Музыкальная открытка благодарю от всей души Поздравления с прилагательными
Музыкальная открытка благодарю от всей души Игры, конкурсы на 23 февраля
Музыкальная открытка благодарю от всей души Prodlenka. org - Главная страница - Методические разработки
Музыкальная открытка благодарю от всей души Вся музыка по запросу новогодний стих с поздравлениями
Музыкальная открытка благодарю от всей души День работников морского и речного флота 2017 поздравления в прозе
Музыкальная открытка благодарю от всей души Детские лагеря на лето 2017. Детские лагеря в Польше, Литве
Музыкальная открытка благодарю от всей души Истечние жидкости из отверстий, насадков и из-под затворов
Музыкальная открытка благодарю от всей души Когда состоится математический конкурс (олимпиада)
Конкурс интерьер в современном стиле с vitra Конкурс талантов! подскажите, чем можно удивить жюри! Музыкальные (голосовые) поздравления с Днем почты Отзывы туристов о Франции и истории поездок / Переделанные песни - переделанные песни - Переделанные песни Поздравления на выпускной, последний звонок