Закрыть ... [X]

И создали боги Ниппон…

Из первозданного хаоса появились первые божества. Всего восемь пар. Последними вышли Идзанаги (Призывающий Муж) и Идзанами (Призывающая Жена). Стоя на небесном мосту, Идзанаги с Идзанами стали драгоценным копьём размешивать море. Когда копьё вытащили, стекающие капли упали в море и образовали первую твердь, нынешнюю Японию.

9 октября сего года началось наше путешествие по Японии. Япония прекрасна в любое время года. Осень красит острова красными клёнами момиджи, весна – нежной сакурой. Японцы ведут извечный спор, какое время года в Японии самое красивое, осень или весна. Сторонники осени весной вынуждены признать, что весна в цветении сакуры прекраснее всего, но приходит осень и сторонники весны признают, что осень лучшее время. Теперь мне очень хочется увидеть и весеннюю Японию.

На этот раз отправились путешествовать без Антошки. Япония – дорогая страна. Т.е. жильё, еда, товары народного потребления - это дёшево, но вот самолёт и транспорт конкретно подтачивают бюджет. Я решила, что когда мой младший ребёнок дорастёт до Японии, тогда сам и поедет.

В целях экономии летели эмиратовскими линиями с пересадкой в Дубаи. Заранее был намечен маршрут: Киото (4 дня с однодневной вылазкой на велосипедах в Удзи), Миаджима с Хиросимой (2 дня), Токио (вечер и ночёвка в капсуле), Никко (2 дня), снова Токио (2 дня из которых 1 день Камакура), гора Коя сан (с ночёвкой в монастыре), Осака.

Визы делали в фирме «Солнце Сан», предварительно оформив приглашение из Японии http://www.au-travel.ru/visa_japan.html. Заказали проездной на две недели на JR поезда из Англии http://www.acprail.com/rail-passes/japan/japan-rail-pass. Предварительно на букинге забронировали отели. Это техническая часть подготовки. Творческая часть шла с трудом. Не совсем так, т.к. японской литературой издавна увлекалась, живописью тоже, даже икебаной два года занималась, но вот что касается истории, традиций - полный ступор. Названия храмов, имена, даты, как влетали в одно ухо, так, не задерживаясь, вылетали из другого уха. С тем и поехала. Решила: ай, ладно, буду созерцать, не вдаваясь в подробности. Также решили никуда не торопиться, а наслаждаться текущим моментом по полной программе.

10 октября

Самолет приземлился в осакском аэропорту около 5 вечера. В Японии темнеет как раз примерно в это время. До Киото мчимся синкансеном. Синкансены – скоростные поезда. Счастливые обладатели JR pass, к коим мы и относимся, могут ездить на них бесплатно. Уже в поезде сталкиваемся с японской вежливостью и внимательностью. Проводник, проверяя билеты, опускается перед пассажиром на колено, проверив билет – кланяется, выходя из вагона, снова кланяется. К нам он подходил несколько раз, каждый раз опускался на колени и извинялся за то, что поезд должен прибыть на станцию Киото с опозданием на 2 минуты. Это всё с низкими поклонами. Первое время в Японии в ответ на поклон меня подмывало ответить нашим русским поклоном в пояс с характерным размахом руки, но спустя день – два, стала кланяться в ответ по-японски. Уж не знаю, как это выглядело со стороны, но делала я это искренне и никакого дискомфорта при этом не испытывала.

Когда писала этот отчет, спустя три дня после возвращения из поездки, пришлось утром ребёнку вызвать врача (на что-то появилась сильная аллергия). Когда провожала врачей, поймала себя на том, что я им кланяюсь.

В Киото был забронирован хостел недалеко от станции. Тут мы столкнулись с первой проблемой. В Японии нет названий улиц и нет номеров домов. Может они где-то и есть, и даже может кто-то знает их, но у меня сложилось впечатление, что сами жители города понятия не имеют, на какой улице они живут, а уж какие улицы рядом… Хорошо ехать с навигатором. У меня были гугловские распечатки карт с подробным маршрутом как идти до гостиницы, но без каких-то опознавательных знаков, названий улиц ориентироваться по ним очень трудно. Иногда рядом со станциями висят карты районов, но они только ещё больше запутывают. На японских картах юг сверху, а север снизу (кстати, может не на всех, а на избранных), плюс, когда вы выползаете, допустим, из метро на свет божий, вы вообще понятия не имеете, где юг, а где что. Компас иметь тоже хорошо.

Не без помощи, хостел всё- таки находим. Заселяемся. Предпринимать что-то грандиозное нет сил, т.ч. просто идем к станции, любуемся на светомузыкальный фонтан, а дальше – в магазин; нужно купить что-нибудь к ужину и к завтраку.

Первым делом покупаем саке. После переезда нужно расслабиться, а душа уже требует экзотики.

Моя душа пошла дальше и заставила меня купить на завтрак суши и нечто зелёное в двух вариантах. Суши, как в Москве. Помню, как какая-то японская фигуристка говорила, что японские суши с московскими не имеют ничего общего. Не знаю, на мой примитивный вкус они одинаковы. А вот зеленые колобки и булочки мой организм не пожелал принять.

11 октября

Золотой павильон Kinkakuji
Сад камней Ryoan-ji
Замок Ninna-ji Temple

Для начала едем к Золотому павильону. Проблем с дорогой больше нет. В любой гостинице вам дадут карту города, подробно объяснят, как и на чём добраться до интересующей вас достопримечательности, если потребуется, дадут расписание поездов, автобусов.

Павильон очень красивый, но за душу меня почему-то не взял. Больше порадовала дорога к нему. Это первое наше японское утро. Иду, наслаждаясь новыми для меня ароматами, непривычной архитектурой. Девушка, у которой узнаём дорогу, от смущения краснеет. Японцы невероятно доброжелательны и отзывчивы. Вот идёт человек с озабоченным или уставшим выражением лица, но стоит обратиться с вопросом, лицо в одно мгновение преображается, расцветает улыбка. Кажется, что теперь для него самое главное на свете - это помочь тебе. Сколько раз японцы бросали свои дела и доводили нас до нужного места. В итоге, мы старались обращаться за помощью только в случае крайней необходимости.

От Кинкакуджи идём к самому знаменитому в Японии саду камней Ryoanji Temple. Заранее никогда не знаешь, что понравится, а что нет. От сада камней особо ничего не ждала. Многие, побывавшие там, предупреждали о большом количестве народа и советовали ехать в какой-нибудь другой сад. Меня же Сад очаровал и заворожил с первых минут. Это как сотворение мира, как вселенная. Из первозданного океана появляется первая твердь, пролетевшая муха вдруг превращается в орла, парящего над скалами. Потом в картину мироздания начинают вплетаться голоса. Они совсем не мешают, наоборот, впускают жизнь в маленькую вселенную. Слышится японская, французская, английская, русская речь. Голоса текут, приближаются и уходят. Потом мы решаем впустить в картину мироздания людей. Отодвигаемся вглубь площадки, и вот уже перед нами и Садом проходит жизнь. Группа европейцев с маленькими детьми, у них озабоченные родительские лица. Вот прошла группа японских ребятишек во главе с учителем. Учитель что-то рассказывает, а детишки старательно по пальцам пересчитывают камни, потом на фоне Сада группа фотографируется и уходит. В Саду всего 15 камней, но невозможно увидеть их все одновременно. Сначала мне не хотелось пересчитывать камни, но потом я поняла, что это часть игры. Здесь кроется тайна, но в то же время никакой тайны нет. Вот пришли русские туристы. Им очень важно увидеть все 15 камней. Молодой человек уверяет, что где-то с этой точки, если привстать на цыпочки, можно увидеть все камни. Проходят и они.

Над Садом ветер колышет ветви деревьев, на белом песке свет и тень рисуют свои узоры… Незаметно пробежало два часа. Тут глупый ум начинает нашептывать: «хватит уж сидеть, скоро храмы-дворцы закроются, и ты не успеешь увидеть чего-то важного», я брыкаюсь и говорю ему, что я уже вижу очень важное, но ум не унимается. Значит и правда, пора уходить.

Всё ещё под впечатлением от Сада идём во дворец Ниннаджи. Перед закрытием дворцы и храмы пустеют. С удовольствием гуляем по обезлюдившему дворцу залитому лучами закатного солнца.

Уже в темноте возвращаемся на Киото стейшн. Здание вокзала огромно. Где-то на самых верхних этажах расположены едальни. В одной из них мы ужинаем.

12 октября

Fushimi Inari
Храм Чистой Воды – Kiyomizu-dera
Квартал Гион – район гейш

Этот день не расставалась с фотоаппаратом. Решила сделать репортаж в духе «одного дня». Это как-нибудь после. А пока у нас раннее киотское утро.

Утренний туалет (во всех смыслах)

Ни один отчёт по Японии не обходится без фотографии унитаза. Я не исключение. Это прекрасное создание создано на радость людям. Оно греет, моет, сушит. Нервных и стыдливых успокаивает звуком спускаемой воды. Я, честно говоря, экспериментируя с кнопочками и пребывая в благости, когда нажимала на музыкальное сопровождение, была готова к тому, что сейчас вот грянет мне Моцарт. Даже разочаровалась немного. Хотя подозреваю, что есть унитазы и с Моцартом и с Лед Цеппелин, кому что нравится.

Сегодня на повестке дня храм Фусими Инари. Инари – божество женского рода. Это богиня плодородия и богатства. Обычно её просят о хорошем урожае и о материальном благополучии. Воплощение Инари – лисица. В храме принято всячески ублажать лисиц, преподносить подарки. Едой Инари сама кого захочет облагодетельствует, вот и повелось дарить ей тории. В храме тысячи ворот всевозможных размеров. Как утверждают знатоки, среди ворот можно найти тории от самых больших преуспевающих компаний Японии. Коридоры из ворот тянутся километрами (может я преувеличиваю, и если сложить все коридоры, получится всего 2-3 км., а может и не преувеличиваю). Когда одни ворота сгнивают, их тут же заменяют на новые. Поток желающих задобрить Инари не ослабевает, и установить там свои ворота – дело чести для солидной организации.

Киёмидзудэра или Храм Чистой Воды. Храм очень древний, но по каким-то причинам не производит на нас сильного впечатления. Кажется несколько театральным и коммерческим.

Радом с Храмом находится святой источник. По преданию, если испить воды из трёх струй источника получишь долголетие, ум и здоровье. Нам очень хотелось поумнеть и оздоровиться, поэтому мы встали в очередь с желающими испить целительной влаги.

Простояв какое-то время, поняли, что быстро стать умными нам не светит, поэтому решаем остаться какими были и отправиться дальше на поиски гейш.

Гейши обитают в районе Гион. Туда-то мы и потопали. В этот вечер было довольно прохладно, а у меня ещё начинает болеть горло. Улочки очень интересные, и мы даже встретили кого-то похожего на гейшу.

К чувству холода начинает примешиваться голод. Уже около 5 часов, а в это время все кафешки и ресторанчики закрыты. Наконец-то, находим какую-то не закрытую на замок забегаловку. Заходим и радостно сообщаем хозяйке заведения, что мы ужасно устали и продрогли, поэтому с удовольствием отужинаем в их заведении. Хозяйка несколько секунд смотрит на нас в недоумении, затем говорит, что хотя они ещё целый час будут закрыты, но нас она, так и быть, накормит. Большое искреннее оригате. Отужинав, снова отправляемся бродить по кварталу.

Через какое-то время начинаю снова мёрзнуть. Заходим в магазинчик, и я, русская душа, в профилактических антипростудных целях, покупаю себе водку. Галя, более утончённая натура, покупает виски. Уже в темноте спускаемся к Камо-гаве (главная река Киото) и проводим оздоровительные процедуры. Жизнь наладилась и снова стала интересной и удивительной. Над нами пролетает стая цапель. В темноте они фосфорицируют. Бесшумно пролетели и расселись на дереве с другой стороны реки. В зарослях в паре метрах от нас сверкает пара глаз. Кто бы это? Оказалось - простой японский кот. Совсем темно. Иногда впереди показывается дрожащий огонёк – кто-то катит на велосипеде. У нас велосипед будет завтра, а пока – ночная Камо-гава, цапли, возвращение по ночному Киото, в ставший родным, хостел.

13 октября

Поездка на велосипедах в город Удзи

Берём в хостеле на прокат велосипеды на день. Стоит это удовольствие недорого, всего 700 йен, около 280 наших рублей. Велосипеды удобные, и привыкаем мы к ним быстро. Другое дело, что левостороннее движение для нас ещё совсем непривычно. Первую треть пути еду ничего не фотографируя, вцепившись мёртвой хваткой в руль. Приходится лавировать между пешеходами, велосипедами и машинами. Иногда мимо встречной машины проезжаем на расстоянии пары сантиметров. В очередном населенном пункте, чтобы снять напряжение, заходим в храм.

Чтобы пообщаться с Богом, нужно позвонить в колокольчик, затем два раза хлопнуть в ладоши, привлекая к себе внимание Бога, после этого читают молитву или обращаются с просьбой.

Наконец-то, доехали до Удзи-гавы. Реки, которые мы видели в Японии, особенные. Широкие, но при этом мелкие, с множеством каменистых или заросших травой отмелей; берега пологие, естественные. Много птиц: цапель, бакланов.

Тут, наконец-то, расслабились и дальше едем до Удзи в полном расслаблении.

Город Удзи известен в первую очередь тем, что здесь происходило действие одной главы из знаменитой книги «Повесть о Гендзи» Мурасаки Сикибу. В историческом плане Удзи знаменит битвой, произошедшей в 1180 году между кланами Тайра и Минамото. Тайра победили, а генерал Минамото-но Ёримаса, когда понял, что сражение проиграно, совершил сэппуку. Ещё здесь есть большой храм Бёдо-ин с павильоном Феникса, но, к сожалению, он закрыт на реставрацию. Зато в сокровищницу при храме билеты продают с большой скидкой. В сокровищнице я потеряла Галю. Вот, только что был человек, раз, и нет его. Обежала все залы – нет сестры (а минуту назад видела рядом с собой). Бродя по залам, на полном серьёзе стала продумывать варианты, что мне делать, если Галя дематериализовалась среди древних бодхисаттв. Налюбовавшись сокровищами (любование было скрашено удивлением по поводу исчезновения сестры), вышла на свет Божий. Галя уже давно ждала меня на улице! Во все её объяснения, что она никуда не исчезала, а спокойно ходила по залам, потом вышла из музея ждать меня, я до сих пор не верю.

Снова садимся на велосипеды и катим дальше, доверяясь непонятным, но заманчивым указателям. Доехали до старого деревянного моста.

Снова указатель. Забыв о времени, едем дальше. На наше счастье впереди плотина, приходится разворачиваться.

На обратном пути заезжаем ещё в один храм. В храме нет ни одного человека. В одиночестве бродим по залам, галереям. Вдруг одна из дверей в конце галереи открывается и выходит монах. Он приглашает нас пройти внутрь помолится. Растерянно разводим руками. Тогда монах просит минутку подождать и куда-то убегает. Через несколько минут возвращается и дарит нам книгу по дзен буддизму и распечатки про храм. Только из распечатки узнаем, дарит осень нам подарки что храм, куда мы забрели – Kosho-ji temple, который был основан знаменитым мастером дзен Догеном в 1233 году. Монах снова приглашает нас на на молитву, но мы говорим, что у нас, к сожалению, нет времени. Мы не обьяснили, что мы приехали на велосипедах и опасаемся по незнакомым дорогам возвращаться в темноте. Наверно, он несколько разочаровался в нас. Сейчас мне, конечно, жаль, что мы не остались там подольше.

На обратном пути сильный порывистый ветер в лицо. Расслабляемся, только когда выезжаем на узкую улицу, ведущую к Киото, туда, где ещё утром ехали, вцепившись в руль. По родной Камо-гаве едем уже в темноте.

14 октября

Церемония прощания с куклами
Серебряный павильон Гинкакуджи
Тропа Философов

14 октября в храме Нингё-дера каждый год проводится церемония прощания с куклами. Лучше всего об этой церемонии написано вот тут: http://zajcev-ushastyj.livejournal.com/152831.html. На церемонии присутствуют монахи (монахини?), гейша (таю?), и какие-то городские шишки (чиновники?). Вообще, лялек ужасно жалко.

После чтения молитв и некоторых ритуалов, смысл которых мы не поняли, все прошли в сам храм. Расселись на пол вокруг сцены. Гейша (таю) исполнила две песни на таком вот музыкальном инструменте.

Затем исполнила танец

Сидим, как заправские японцы, на коленях. Через полчаса Галя сообщает, что если она не пересядет по другому, ей ампутируют ногу. Между прочим, японки рядом с нами тоже периодически меняли позу.

Церемония, выступление гейши понравились невероятно. До конца дня ходим под впечатлением и покупаем в сувенирных лавках всяческие сувениры с гейшами: зеркальце, веер, палочки для чистки ушной серы. Да-да, я тут не при чём, палочки для чистки ушей часто украшаются гейшами, монахами, японскими знаменитостями. Дамы, почистив ушки, эти самые палочки втыкали затем в причёску.

Моё горло ведёт себя угрожающе, а нам предстоит ночёвка в номере на 8 человек. Что сделают 7 невыспавшихся человек с прокашлявшим всю ночь соседом? Идём в аптеку. Я жестами показываю, что у меня дерёт горло; аптекарша жестами интересуется, не гланды ли это; я ей, снова жестами, объясняю, что с гландами всё ОК. Получаю какие-то таблетки. Сразу проглатываю одну, и, о чудо, горло перестаёт болеть.

Теперь - в Серебряный павильон.

Утром в гостинице купили льготный проездной на автобус на день, теперь можно кататься на автобусе сколько влезет. «Влезло» всего три раза, как-то мы привыкли всё больше пешком. Серебряный павильон понравился больше Золотого. Ещё раз подчёркиваю, что каждое мнение очень-очень субъективно.

Пирамида из песка символизирует луну, а белый песок – облака.

Неторопясь, гуляем по саду. Мимо проносятся японцы. Где бы мы ни были, японцы нигде долго не задерживаются. Временами приходится себя контролировать, чтобы не поддаться общему ритму и не помчаться вместе с ними, сломя голову. Сверху открывается вид на город, на только начинающие краснеть верхушки клёнов, на утопающий в зелени павильон.

Буквально в нескольких метрах от Гинкакуджи начинается Тропа Философов. Нам, конечно же, туда.

Дорога ведёт вдоль канала, в котором плавают неправдоподобно огромные карпы. По сторонам канала растут вишнёвые деревья. Пытаюсь представить, как выглядит Тропа во время цветения сакуры. Наверно, ради одного этого зрелища стоит вернуться в Японию. Но здесь и осенью очень хорошо. Одноэтажные дома, прячущиеся в густых зарослях, выглядят загадочно. Тихо, умиротворенно, чуть таинственно.

Выходим к странному месту (недалеко от мышиного храма) кишащему кошками. Вот Храм Мыши.

А вот и кошки.

Темнеет. Это наш последний вечер в Киото. На прощание снова идём гулять вдоль Кама-гавы. Доходим до дерева, на котором устроились на ночлег фосфорицирующие в темноте цапли. Нам, к огромному сожалению, тоже пора отправляться на боковую. Завтра утром переезд в Хиросиму.

15 октября

Хиросима
Парк Мира, музей
Вечерняя вылазка на Миаджиму

Билеты на синкансен до Хиросимы бронировали заранее. С JR pass бронирование бесплатное. Очень удобно: приезжаем в город, тут же на станции заходим в офис по продаже билетов и бронируем места на поезд до следующего запланированного нами города. Если из города на день намечается вылазка, тоже узнаем, в какое время и с какой платформы отправится нужный нам поезд.

От станции на трамвае едем в Парк Мира. Сначала не планировали посещать Хиросиму, но мне, страсть как хотелось увидеть Миаджиму – место, по красоте входящее в тройку самых живописных мест в Японии. А быть проездом в Хиросиме и не посетить музей, всё равно, что быть проездом в Москве и не посетить Кремль с Красной Площадью. Иллюзий на свой счёт не питала. К примеру, не могу смотреть телевизор 9 мая, какая уж там Хиросима…

Сначала обходим устоявшее после взрыва здание музея. Бомба взорвалась на высоте 600 метров над землёй, в нескольких метрах в стороне от дома. Ударная волна прошла по нему вертикально, поэтому дом и устоял. Теперь он получил название «Атомный собор».

Потом памятник девочке Сасаки Садако. Долгое время люди ничего не знали о вторичном последствии ядерной бомбардировки – радиации. После взрыва несколько дней шёл чёрный дождь, и, выжившие после ядерного ада люди, пили эту воду. В мемориальном музее Мира сохранились куски стен с чёрными подтёками. Из моего поколения, наверно, нет ни одного человека, который бы не знал историю мечтающей выжить девочки, верящей, что сделав 1000 журавликов, исполнится её самое заветное желание.

За памятником в стеклянных контейнерах тысячи и тысячи журавликов, маленьких символов Мира, которых люди несут до сих пор. В парке горит огонь, который погаснет только тогда, когда в мире не останется ядерного оружия.

В мемориальном музее Мира к нам подходит девушка из организации борьбы за Мир. Интересуется из какой мы страны, что нас привело в музей. Мы рассказываем ей, что мы родились в российском городе Петербурге, что наши родители в войну оставались в блокадном городе и, может быть поэтому, тема мира даже в раннем возрасте не оставляла нас равнодушными. Девушка, в свою очередь рассказывает, что её родители жили в Хиросиме, но по счастливой случайности 6 августа 1945 года их не было в городе… Из меня плохой собеседник на английском языке, поэтому оставляю Галю, а сама продолжаю осмотр.

Хиросима до взрыва

Хиросима после взрыва

Американцы при выборе города, руководствовались следующими соображениями: город должен быть окружён горами, чтобы действие ударной волны было максимально, город должен быть плотно застроен, чтобы одним ударом получить побольше жертв, для той же «чистоты эксперимента» город почти не подвергается налётам. За несколько дней до намеченной даты, город, чтобы усыпить бдительность горожан, совсем оставляют в покое, и люди возвращаются в свои дома.

Тут снова ко мне подходит Галя с нашей новой знакомой. Оказывается, Галя рассказала про то, что когда я была маленькая, я знала песню про Хиросиму и девочку, которая делала бумажных журавликов, чтобы выжить. Ну, я, наверно, тоже безмерно удивилась бы, если бы кто-нибудь приехал из Японии и рассказал, что ещё с детства знал про блокадный Ленинград и про дневник Тани Савичевой, да ещё сложили бы в Японии про это песню. Девушка очень просит спеть меня эту песню. К счастью (прошло уже лет 35) вспоминаю куплет и припев. Жизнь странные иногда выкидывает фортели. Вот и сейчас, будто замкнулся очередной круг. Ведь хиросимскую историю знала с раннего детства, а теперь стою в Хиросиме в Музее Мира и пою песню «…журавлик, журавлик японский журавлик, ты вечно живой сувенир…» Честно сказать мотивчик в песне тот ещё, слова тоже далеки от поэтического идеала, про свои вокальные данные – вообще молчу; но, наверно, всё это и не важно… Девушка на прощание дарит нам двух крохотных, всего 3-4 миллиметра, журавликов. Говорит, что сама она таких маленьких делать не умеет, а это сделали её друзья. Тут я вспоминаю, что у меня к рюкзаку прицеплен питерский кораблик. Обычно что-то важное и нужное я вспоминаю задним числом, но тут повезло. Прошу принять от меня этот маленький символ Петербурга. Девушка даёт мне расписаться в книге с подписями за мир. Теперь в море голосов за жизнь без войн, без оружия есть и моя капля.

Журавлики, которые сделала Садако

Когда вышли из музея, нас окружила толпа школьников. Японским детишкам, видимо в целях изучения языка, дают задание познакомиться с иностранцем. Самый смелый подходит и старательно представляется: «My name is такой-то, I am столько-то», и т. д., затем подпихивает тетрадку с заданием для автографа. Тут же за ним выстраивается очередь получить автограф на халяву. А над нами голубое небо, школьники группами фотографируются на фоне фонтана, слышится привычный городской шум, но меня ещё долго не покидает какое-то странное оцепенение.

Ближе к вечеру заселяемся в хостеле на окраине Хиросимы. Хостел находится всего в минуте ходьбы от парома, который за 10 минут переправляет на остров Миаджима. Паром для нас, владельцев JR pass, тоже бесплатный. Уже в темноте переправляемся на остров посмотреть ночные тории.

В темноте под деревьями какие-то кучи. Ёлки зеленые, да ведь это олени! К ториям ведет дорога, слабо освещенная каменными фонарями; и сами ворота в черноте ночи выглядят загадочно. Тут, вдруг, до нас доносятся звуки национальной японской музыки. Прибавив шагу, идём на призывный звук. В храме на воде, на сцене напротив торий, разыгрывается представление. Персонажи в масках танцуют ритуальные танцы. Монахи в боковых флигелях аккомпанируют танцорам на незнакомых нам инструментах. Усаживаемся на мостки, свешиваем ноги и полностью погружаемся в зрелище. Мой фотоаппарат в темноте наотрез отказывается фотографировать, т.ч. это единственная фотография (с японскими затылками в левом углу) с этого вечера.

Через некоторое время вдруг чувствую, что кто-то подталкивает мои ноги. С удивлением смотрю по сторонам - кто это такой нахальный. Вовремя осенило, что это прилив, и что это вода настойчиво подталкивает мои пятки, и что если я и дальше буду разглядывать соседей, придётся домой топать в мокрых кедах.

Вон маленький трёхэтажный домик. Это наша ночлежка хостел. У нас это первый опыт ночёвки в подобном заведении. Приколов тут достаточно. Например, в общей умывальной комнате три раковины у одной стены, а напротив три мужских открытых писсуара. Перед сном пошла чистить зубы; тихонько заглянула в умывальную – не вспугнуть бы кого. Вроде, свободно. Только начала чистить зубы, врываются два мужика и пристраиваются к стене, не скажу зачем. Ну и фиг с ними. Им фиолетово, а мне и подавно. На двери нашей дамской комнаты на восемь дам написано: Sexy girls room. Галя веселится, т.к. первое, кого она увидела, открыв комнату, была старенькая мирно спящая бабуля на нижней полке.

Кстати, бабушка (язык с трудом так её называет, только, чтобы подчеркнуть возраст) оказалась совершенно мировой. Ей под 80 лет и она отправилась в двухмесячное кругосветное путешествие. Лёгкая и улыбчивая, всем интересующаяся, ко всем доброжелательная – хочу быть в старости такой же.

16 октября

Миаджима
Длительный подъём на гору Мисен, стремительный спуск с горы Мисен

В хостеле свет автоматически отключается в 11 вечера и автоматически включается в 9 утра. Если хочешь встать пораньше, нужно заранее всё подготовить, чтобы не копаться в темноте и не перебудить всех соседей. Я вскакиваю в 6, иду мыться, завтракать. Через полчаса приходит завтракать и Галя. В хостеле все ещё спят, и мы первые отправляемся на Миаджиму.

Магазинчики только открываются, и олени группками лениво пытаются проникнуть внутрь. Один вальяжно развалился на пляже напротив торий и явно позирует туристам.

Раньше через Тории на лодке во время прилива можно было проплыть к храму на воде Ицукусима. Этот храм необыкновенно красив именно, когда вода поднимается к самым мосткам, и в этом отношении нам очень повезло. Был пик прилива и светило утреннее солнце, поэтому балки, потолок, переходы, мостки, всё-всё в храме переливалось и искрилось от солнечных бликов. Под ногами шелестит, что-то шепчет вода. Почти в каждой галереи, для полноты погружения в окружающее, садимся на пол. Просто сидим и слушаем плеск волн, смотрим на тории, на красные блистающие галереи. В очередной раз, когда пересели на очередное место, я вдруг увидела фонтанчик, бьющий между половицами в том самом месте, где только что сидела Галя. Вода ещё прибывает и заливает почти весь пол галереи. Служащие просят посетителей удалиться, и на самый пик прилива закрывают храм.

Уходить ещё не хочется, поэтому располагаемся на небольшом пляже рядом с храмом.

Ну, что же, теперь можно подняться на гору Мисен. Есть фуникулёр, но такой способ добраться до вершины мы единодушно отмели. Чуть поднявшись, выходим к очередному храму. Пруды, сады, большие здания храма, маленькие храмы, пагоды, колокол. Неторопясь гуляем по святилищу, заглядывая во все закутки.

Уже когда собирались на выход, услышали призывный стук барабанов. Звуки ведут нас в главный храм. Заходим, располагаемся на циновках, погружаемся в атмосферу буддийского монастыря. Когда стихли последние чудесные звуки, выходим на улицу, и, обогатившись новыми впечатлениями, продолжаем подъём на гору.

Примерно на трети пути со смотровой площадки открывается роскошный вид на тории и на начавшийся отлив.

Своими ножками на гору редко кто поднимается, т.ч. идём в полном одиночестве. Иногда в зарослях раздастся треск сучьев и выйдет олень. В этих дебрях даже олени выглядят уже странно и на ум приходят японские сказки про лесных духов. А ещё, что в Японии темнеет рано и совсем не хочется остаться в этом лесу ночью. Наконец появляются люди, те, кто приехал на фуникулёре, значит вершина уже близко. Ещё пара небольших храмов перед вершиной, и вот мы у цели. Я редко завидую обладателям профессиональных фотоаппаратов с мощными объективами, но это тот случай, когда мне хочется иметь такой вот мощный фотоаппарат.

Время близится к закату, но мы упорно игнорируем идею с фуникулёром. В ускоренном темпе спускаемся с горы. Если наверх поднимались по тропе, по некоторым признакам всё-таки хоженой людьми, вниз спускаемся по засыпанной листвой совсем уже дикой тропинке. Идти всего 2 с половиной километра, но уже темнеет и перспектива остаться в тёмном лесу наедине с японскими духами несколько будоражит нервы. Всё-таки успели спуститься до заката. Более того, начался прилив, а мы успеваем дойти до торий, чтобы хотя бы дотронуться до них.

Храм На Воде без воды выглядит скучно.

В Японии в небольших городах в 5-6 вечера городская жизнь затухает. Лавки, магазины уже почти все закрыты. Наконец, находим открытый магазинчик, куда и заруливаем выбрать сувенир на память о Миаджиме. Галя нашла себе симпатичную деревянную плошку. Зовём продавца, но никто не откликается. Не солоно хлебавши, отправляемся домой. Написала про этот эпизод, потому что такая ситуация повторялась неоднократно.

17 октября

Переезд в Токио
Гинза
Капсульный отель

От Хиросимы до Токио поезд мчится 4 часа. Сегодня впервые за наше путешествие пасмурная погода, но для дня большого переезда это не важно. На Токио Стейшн несусветные толпы народа. Сначала пытаемся найти JR овские кассы. Облом. Пытаемся найти информационный центр, чтобы узнать, где кассы. В поле зрения одновременно сотни указателей, но нет ни одного похожего на то, что нам нужно. Как заблудившийся в лесу человек, начинаем непроизвольно двигаться по кругу. Пробегая мимо уже намозоливших глаза инкассаторов, спрашиваем у них, где найти информационный центр. Направление задано, центр найден. В центре берём всевозможные карты, узнаем, где искать кассы и отчаливаем. Кассы, хоть с трудом, но находятся. Бронируем на завтра билеты до Никко и отправляемся искать метро. Токийское метро это отдельная песня. В подземке кроме метро ходят ещё поезда частных, муниципальных компаний. Первым сюрпризом для нас стало то, что когда мы всё-таки нашли метро и увидели на стене большую схему токийского метрополитена, на ней не было нужной нам ветки. «Упс» - сказали мы и обратились за помощью к местному населению. Первый опрошенный не дал результатов, сам был загнан в тупик и вынужден был долго и пылко извиняться. Второй опрошенный оказался более сообразительным. Мы ему предъявили схемы метро, полученные в инфоцентре с любовно обведенной нужной нам станцией, потом ткнули пальцем в карту на стене и пожали плечами. Жертвой нашего допроса стал молодой человек в очках и с умной внешностью. Он тоже долго изучал наши схемы и схему на стене, наконец, что-то сообразил и отправил нас в один из многочисленных коридоров. Ура, наконец-то находим нормальную схему, и, более того, оказывается, под землёй мы протопали станцию и теперь можем без пересадок ехать по прямой к нужной нам станции Киба. Все эти расспросы и поиски заняли полтора часа! Никогда ещё с нами такого не было. Зато с автоматом по продаже билетов и с системой оплаты разобрались быстро. Теперь токийское метро мне кажется простым и понятным. Только один раз была маленькая накладка, стоившая Гале 160 йен.

Маленькое пояснение, как пользоваться токийским метро.

Рядом с билетным автоматом есть карты. Верхняя изображает все линии подземки. Здесь есть и JR линии, и синкансен, и монорельс, и ещё несколько веток метро, только другой компании, и ещё много чего. Нижняя схема - само метро (9 из 13 линий). Над каждой станцией цифры: 160, 190, 230. Смотрите, какая конечная станция вам нужна и какая над ней цифра – это итоговая стоимость проезда. Можно заплатить минимально 160 йен, тогда на выходе придётся доплатить недостающую сумму. А вот и маленький нюанс: чтобы пересесть на другую линию, нужно снова проходить через турникет. Чтобы билет выплюнуло назад, нужно искать турникет с оранжевой щелью для билетов; они предназначены для перехода на другую линию, а не для выхода из метро. С поездами тоже ничего сложного, какого цвета линия метро, такого цвета и поезд. Что мне понравилось больше всего, это то, что помимо названия, каждая станция имеет номер. Например, наш маршрут до Гинзы: от станции Т13 до Т10 (Т - голубая ветка), пересадка на G11, с G11 до G9 (G – оранжевая ветка). Всё ясно и понятно.

Сегодня, ради эксперимента, ночуем в капсульном отеле. Время ещё не очень много, поэтому закидываем вещи в отель и интересуемся на ресепшене, что лучше посмотреть в Токио в оставшийся вечер. Девушка очень рекомендует нам Гинзу. Гинза, так Гинза.

Улица, в первую очередь, славится своими магазинами. Мы далеко не шопоголики, поэтому обилие сверкающих витрин магазинов не производят на нас должного впечатления. А может виноват длительный переезд и непрекращающийся дождь. В этом месте ставим галочку – Гинзу мы видели. Теперь ужинать и – в капсулу.

Небольшая инструкция для проживающего в капсульном отеле.

Изначально капсульный отель предназначался для бизнесменов и служащих, чересчур расслабившихся перед выходным и по причине чрезмерного расслабления не могущих добраться до дома. Не на улице же ночевать солидному служащему! В отеле нет камеры хранения для чемоданов. Ведь служащие на работу ходят с маленькими чемоданчиками, а его можно впихнуть в довольно просторный сейф. Т.ч. баулы оставляют в холле при входе. Затем служащий на ресепшене выдаёт ключи от сейфа (номер капсулы и номер сейфа, естественно, совпадают) и проводит ознакомительную экскурсию по отелю. В вашем сейфе вас будут ждать пижама, тапочки, полотенца.

В капсуле переоделись в пижамы, и пошли в онсен. Вообще, онсены – это ванны на горячих минеральных источниках. Но имитация нам очень понравилась. Перед помывочной с ванной есть шкафчики, где нужно оставить пижаму и последнее исподнее, что осталось на вас. Дальше – в помывочную. Японцы моются сидя на маленьких табуреточках. Кстати, очень удобно. После тщательной помывки можно залезть и в саму ванну.

Вода горячая, как раз, как я люблю, пузырьки, струйки – кайф. После ванны никакого напряжения, никакой усталости - полное расслабление. По выходу из помывочной, не попавшего домой японца(ку), ждёт фен, зубные принадлежности, одноразовые щётки, кремы разные и даже стиральные машины.

Если спать ещё не хочется, можно спуститься на первый этаж посмотреть телек. Мне же очень хотелось спать, поэтому после онсена залезаю в свою норку. Я не ожидала, что в капсуле будет так уютно спать. Гале же так понравился онсен, что она не удержалась и пошла отмокать по второму разу.

. Норка внутри

18 октября

Никко
Синтоистское святилище Тосёгу
Рёкан

Накануне служащий отеля, проводя экскурсию, показал нам на своём мобильном странную запись на русском языке: «надеюсь третий этаж соусом». Тупо смотрим на фразу, затем объясняем, что соус – это еда, и что-то тут не так. Утром соображаю, что вместо «соусом» нужно было написать «с онсеном». Беру листок и пишу вчерашнюю фразу, слово «соусом» зачёркиваю, внизу пишу правильный вариант. С этой бумажкой отправляюсь на ресепшен, где пытаюсь втолковать служащему, в чём была его вчерашняя ошибка. Вроде понял. Когда завтракали с Галей, к нам подошли уже два служащих с моей запиской и с толстым путеводителем по Японии на английском. Открыли карту Никко, показали, где в Никко есть хороший онсен, а затем с поклонами вручили мне этот путеводитель. Так-то вот!

Следующим номером программы было токийское метро в час пик. С чемоданами спускаемся в метро, а там… Мама родная!

>

Поезда приходят забитые под завязку. Когда дверь открывается, кажется, что туда даже руку не просунуть. Но японцы не унывают и штурмом берут вагоны. Нам кажется чудом, что кто-то ещё впихивается в вагон. На перроне служащие в белых перчатках заботливо заталкивают внутрь торчащие из вагона запчасти граждан. Пропустив три поезда, решаемся на подвиг – во что бы то ни стало влезть в следующую электричку. Дверцы вагона открылись, и я вбуравливаюсь с чемоданом в вагон. Уф, поворачиваю голову – Галя стоит на перроне с круглыми глазами. Я уже ни за какие коврижки из вагона не выйду. Договариваемся встретиться на Токио стейшен. Тут к Гале подходит служащий и вежливо так, чуть не с поклоном, предлагает проследовать в вагон. Может японцы пожалели нас и дружно выдохнули, но чудо свершилось, семья не распалась мы снова вместе.

До Никко, на двух поездах, добираемся без приключений. Первый поезд – синкансен, а второй больше похож на обыкновенный поезд метро с большими окнами.

Наверно, каждый, кто составлял маршрут по Японии, неоднократно сталкивался с высказываниями, что «Никко – это Япония в миниатюре» или «Никогда не говори «кекко» (прекрасно), пока не увидел Никко». На знакомство с прекрасным городом отвели два дня, а для проживания забронировали рёкан – японский гостевой дом.

Несколько тёплых слов про наш рёкан и про его душевных хозяев. В Никко приехали рано, шёл мелкий занудный дождь и было довольно холодно. От вокзала до рёкана идти 15 минут. От станции можно позвонить хозяевам, чтобы они приехали за нами на машине, но нам интересней пройтись по новому городу, пусть даже под дождём и с чемоданом. «Пройтись» затянулось на час. Снова плутаем, снова не можем сориентироваться. До рёкана дотащились мокрые, холодные и голодные. До положенного времени заселения ещё несколько часов, но нам хотя бы чемоданы оставить где-нибудь во дворе. При входе нас встречает хозяин рёкана. Мы просим его оставить до вечера у них чемоданы, а он просит нас переобуться и подождать минутку в гостиной. В гостиной уютно и тепло. В углу в напольной вазе роскошный букет лилий наполняет ароматом гостиную. Вот приходит с подносом хозяйка и угощает нас чем-то тёплым фруктовым, невероятно вкусным. Нам кажется, что хозяева ждали нас с утра; они поражены, что по такой погоде мы не позвонили, чтобы за нами приехали, а пошли пешком. Мы ведемся и рассказываем о других своих «подвигах». Потом нам показали, где что находится в рёкане и нашу комнату. В комнате тепло и горит свет (каждый раз, когда возвращались в рёкан, в комнате горел свет и было натоплено).

Пол застлан татами – соломенными циновками, посреди комнаты низенький столик со всем необходимым для приготовления чая. На полу ожидают два футона – матраса, на которых будем спать две ночи. В комоде по ящикам разложены полотенца, юката, зубочистящие наборы и теплые кофты-пиджаки (не знаю, как называются по-японски). Отдохнувшие отправляемся в храмовый комплекс Тосёгу. Только выйдя на улицу, вдруг понимаю, что мы только что на себе испытали магию древнего гостеприимства японских рёканов.

Храмов в комплексе несколько, и мы покупаем единый билет на два дня на посещение основных храмов – так намного дешевле. Чтобы не торопиться, самый интересный для нас храм оставляем на завтра. Моросящий дождь, аллеи из многовековых криптомерий, древние храмы, каменные фонари. Наверно, это и есть Япония в миниатюре. В пять вечера храмы-музеи закрываются и мы сначала идём ужинать, а затем идём в родной рёкан к уютным юкатам, мягким футонам, расслабляющему онсену и окончательно расслабляющему саке. Юката так мне понравилась, что я загорелась купить мужу такую же. Спрашиваем у хозяина, где можно купить юкату, мол хочу привезти мужу в подарок. Хозяин извинился и куда-то умчался. Мы подумали, что за картой, чтобы нарисовать, где есть магазины, торгующие юкатами. Не угадали. Через минуту приходит хозяин с новенькой юкатой и с поклоном вручает мне: «подарок для Вашего мужа». Честно говоря, я даже растерялась. Галя шёпотом мне: «Кланяйся! Кланяйся!» Хозяин вручая мне подарок, всячески старается принизить его, чтобы я не чувствовала себя чем-то обязанной. Говорит,что купил юкату 30 лет назад и с тех пор она так и лежит ненадёванная и как это замечательно, что сейчас она может кому-то пригодиться. Спрашивать, где можно купить такой вкусный чай, как у нас в номере в чайном наборе – уже не стали.

19 октября

Храм Тосёгу (продолжение)
Вулканическое озеро Chuzenji
Водопад Кегон
Аллея Дзидзо

Все постройки комплекса украшены великолепной резьбой. Чтобы хорошенько рассмотреть детали резьбы хотя бы одного здания, потребуется уйма времени. Мы надолго зависли на нижнем уровне комплекса у священной конюшни, украшенной знаменитыми барельефами из жизни обезьян. Есть объяснение, почему мастера выбрали именно обезьян для демонстрации цикличности жизни. Отрицательное «ничего» и слово «обезьяна» в японском языке созвучны – отсюда и выбор.

Вот мама вглядывается вдаль, пытаясь разглядеть будущее малыша, а малыш смотрит на неё. Следующий барельеф самый знаменитый. Три обезьянки говорят нам, что дети не должны говорить плохого, слышать плохого, видеть плохого (вообще, это относится ко всем).

Дальше обезьян взрослеет. Вот он в печали, а друг его пытается развеселить, потом обезьян влюбляется, потом пара собирается вместе плыть по волнам жизни, затем ожидание малыша и всё повторяется снова. Барельефы изумительные. Не знаю в чём тут секрет, но мы по нескольку раз возвращаемся к каждому барельефу и снова, и снова разглядываем.

Святилище Тосёгу роскошное. Хочется рассмотреть всё детално, но таких желающих чересчур много. На главных воротах на третей передней колонне рисунок перевёрнут. Сделано это для того, чтобы нечесть всякая при виде такой загадки запуталась бы и не смогла пройти через ворота (по другой версии, чтобы боги не слишком завидовали бы такой красоте). Добавлю несколько фотографий, которые, точно знаю, не передадут и тысячной доли увиденного своими глазами.

Насладившись по полной программе рукотворным чудом, отправляемся обозревать нерукотворные чудеса. На автобусе.

При входе берёшь билетик с номером остановки, на которой зашел. Когда выходишь, на табло видишь сумму, какую надо заплатить на данной остановке. Монеты считает не водитель, а автомат, т.ч., если Вы случайно ошиблись, бросив пригоршню монет в автомат, Вам тут же укажут на ошибку.

Где-то слышала, что озеро Chuzenji называют «Море счастья». Наверно, так и есть, по крайней мере, я чувствую себя полностью счастливой, когда медленно иду по берегу вокруг озера. Оно образовалось несколько тысяч лет назад на месте потухшего вулкана. Озеро не очень большое, по окружности всего 25 километров, и хочется обойти его целиком, но время снова неумалимо диктует свои законы. Решаем, что идем вдоль берега ещё полчаса, а потом мужественно разворачиваемся назад, не глядя на открывающиеся новые манящие дали.

Природный парк Никко славится, прежде всего, осенними пейзажами. В этом году осень немного запоздала, и мы видим только начало осеннего фейерверка красок. Над озером кружат орлы, и я полностью разряжаю фотоаппарат, пытаясь сфотографировать орла в фотогеничной позе на фотогеничном фоне. Когда фотоаппарат сообщает мне, что батарейке каюк, орлы, взмахнув на прощанье крылом, улетают восвояси.

После озера, конечно же, идём к водопаду Кегон.

>

Горы вокруг водопада пестрят осенними красками.

Никко, наверно, самое популярное место в Японии для любования красными клёнами момиджи. Говорят, что когда листья всех клёнов краснеют, это зрелище стремится увидеть такое количество людей, что на горном серпантине нескончаемые вереницы автобусов и машин частенько образуют пробки.

До захода солнца успели вернуться в нижнее Никко, чтобы посмотреть аллею Дзидзо. Дзидзо – покровители путешественников и детей.

В сгущающихся сумерках замшелые божества выглядят загадочно. Справа от аллеи – быстрая река, а за рекой поднимаются горы. Много веков сидят здесь Дзидзо; лики их обращены к реке и горам. Лица у всех разные, есть строгие, есть весёлые; но все они мудрые, спокойные, вечные.

20 октября

Токио
Асакуса
Район Синдзюку

На этот раз Токио к нам приветлив, встречает теплом и солнцем. С подземкой больше проблем нет. Шустро бронируем билеты до Осаки и идём искать наш хостел. На этот раз, снова ради эксперимента, забронировали койки в шестиместном номере в национальном хостеле-рёкане. Рёкан ничего себе такой, симпатичный, даже есть японский садик. Но вот слышимость – это что-то! Кажется, что даже тихие звуки разносятся эхом по всему дому.

Оставив вещи в хостеле, отправляемся в район Асакуса. До второй мировой войны этот район был токийским центром развлечений. В наши дни Асакуса известна самым древним буддийским храмом в Токио - Сэнсо-дзи и ведущей к нему торговой улочкой Накамисэ. Такого огромного выбора сувениров, как на Накамисэ, мы больше в Японии не встречали. Народа только слишком много, и уже через полчаса голова начинает идти кругом. Улица яркая колоритная, украшена по-праздничному фонарями и кленовыми ветками.

Над моей кроватью в Москве висит гравюра Хиросигэ «Асакуса Кинрюдзан». Художник запечатлел вид на Сэнсодзи через ворота «Каминаримон» (второе название – «Ворота Богов Ветра и Грома»). В проёме этих ворот висит огромный, известный каждому токийцу, бумажный фонарь, а в нишах по сторонам ворот установлены статуи Бога ветра Фудзин и Бога грома Райдзин.

Хорошенько так затарившись сувенирами и посетив сам храм (и как мне теперь в Москве жить без буддийских храмов?), отправляемся осматривать квартал Синдзюку.

Первым делом нам хотелось бесплатно полюбоваться Токио с высоты птичьего полёта. Сделать это можно с Tokyo Metropolitan Governmen – здания токийского муниципалитета. Здание то мы нашли (пусть и не сразу), вот только оно оказалось закрыто по причине выходного дня. Ну, и ладно. Гуляем среди деловых небоскрёбов под звёздным небом и в полном одиночестве. Очень забавные ощущения, надо сказать. Из деловой части Синдзюки идём в восточную развлекательную часть. Тут всё сверкает огнями, шумит, бурлит и клокочет. Обычно в толпе чувствую себя дискомфортно, но тут, почему-то, совсем наоборот. Для меня это полный сюрприз. Гуляем до полного изнеможения. Это нам, очень даже на руку. В нашем отеле, где слышен звук упавшей иголки через этаж, я моментально отключаюсь, лишь только голова касается подушки.

21 октября

Камакура

От станции «Ёкосука» (не путать с «сукияки»- японское блюдо) едем до Камакуры. В Камакуре 66 храмов. Как утверждают абсолютно все, кто был в этом городе, храмы здесь на каждом шагу. Ну, что ж, первый храм Хаседера мы и впрямь нашли без проблем.

Храм посвящен богине Каннон. В моей голове переплелось несколько историй про статую Каннон, выловленную рыбаками из моря. Статую прибивает к берегу, или её вылавливают рыбаки, затем несут к монаху, а иногда снова пытаются закинуть обратно в море, потом монах строит храм на месте, где выловили статую. Хаседера – как раз один из храмов, построенных рядом с местом, где нашли Каннон.

Ещё на территории Хаседера есть храм-пещера, посвященная богине Бензайтен, единственной женщине – богине из 7 богов удачи. Богиню просят о здоровье, красоте, любви. В пещере несколько тусклоосвещённых залов, соединённых низкими коридорами, по которым можно идти только согнувшись.

От Хаседера недалеко до главной достопримечательности Камакуры – Бронзового Будды (Дайбуцу). Рядом с Буддой спокойная и философская атмосфера. Только, чтобы почувствовать её ни в коем случае нельзя торопиться. Нужно сесть где-нибудь недалеко от Большого Будды и расслабиться. Статуя была отлита в середине 13 века и за несколько веков пережила бури, землетрясения, цунами. Удивительное место. Снова выпадаю из привычного пространства и времени и прикасаюсь к чему-то извечному. И снова, как в Ryoanji, будто со стороны, наблюдаю течение жизни. Над Буддой кружат орлы, высоко в небе пролетают самолёты. День сменит ночь, за осенью придёт зима, пройдёт год, другой год, пройдут века. Будда словно стал неподвижным центром мира, вокруг которого вращается жизнь. Это тоже маленькая модель Мироздания. Я об этом совсем не думаю, просто непонятным образом чувствую это.

В Камакуре, как я уже писала, 66 храмов. Мы выбрали для посещения два самых интересных для нас храма, нашли указатели, направляющие к ним, и прилежно потопали по этим указателям. Примерно через полчаса (за это время не встретили ни одного храма) указатели завели нас в лес. Мы не унываем, а даже радуемся, что прогуляемся к храмам тропкой через лесок. «Лесок» всё больше становится похож на джунгли, а цивильная «тропка» становится похожей на звериную тропу.

Конечно, когда-нибудь куда-нибудь мы выйдем, только интересно куда. Наконец, тропинку пересекает тропа пошире, а она, в свою очередь, выводит уже на нормальную дорогу. Уже на втором повороте обнаруживаем храм. Волею судьбы оказались в Храме Зениaрaй Бентен, куда приходят в надежде получить финансовое благополучие. Нам бы это благополучие тоже не помешало, поэтому проводим ритуальный обряд купания денег в священных водах источника. Для начала за 100 йен покупаем необходимые для ритуала ингредиенты: плетёная мисочка, свечка и пучок ароматических палочек. Выкладываете всю наличность из кошелька в мисочку, затем, в виде маленького подношения оставляете зажжёнными свечку и пучок палочек перед входом в пещеру с источником. После этого можно приступить к помывке. Чем больше в Вашей плошке денег, тем лучше. Считается, что эта сумма в скором времени должна утроиться. Купая толстые пачки банкнот, не забывайте, что деньги должны высохнуть естественным образом. Вообще, я заметила, что в плошках у японцев немного денег. То ли все пользуются карточками, то ли, как и я, пока дошли до храма, просадили почти все деньги.

Скоро все парки и музеи закроются, а мы, смешно сказать, из 66 нашли всего 2 храма. Мы уже не ищем «самый-самый», нам бы найти хоть какой. Судьба, явно подсмеиваясь над нами, вывела нас к святилищу Сасукэ Инари. Слева от храма каменные замшелые ступени. Я решила, что ступени приведут нас к верхней части святилища и потащила за собой упирающуюся Галю. Ступени быстро закончились, и мы полезли вверх по опутанной корнями, скользкой тропинке. Лезли минут 10 (я, почему-то, не оставляла надежду снова выйти к храму). Потом стало понятно, что вниз той же дорогой мы уже не спустимся. Мы снова в джунглях, только на этот раз начинает темнеть. Выбираем направление и идём по едва заметной тропе. Через пару сотен метров бурелом и заросли – дороги нет. Возвращаемся назад и чешим репу – что делать. На наше счастье появился мужчина, который нарисовал нам на земле палочкой план, как нам выбраться из этих дебрей без риска для здоровья.

В Токио вернулись часов в 7. Для Москвы это время «детское». В Японии же, когда на часах 19 часов, по московскому ощущению кажется, что уже 23 часа. От нашего хостела видна Токийская телебашня. Ничтоже сумняшеся, решаем перед сном прогуляться до башни. До самой башни не дошли (7 с половиной км), зато дошли до моста (примерно 3 км), откуда открывался великолепный вид на ночную телебашню и реку.

22 октября

День рождения Гали
Переезд на Коя-сан
Праздничная ночёвка в монастыре.

От Токио до Осаки примерно 3 часа езды на синкансене. В этот раз наши забронированные места в разных концах вагона. Примерно через час, как мы отъехали от Токио, мне приспичило пройтись по вагону. Только встала с места, как ко мне обратилась женщина, сидящая с другой стороны прохода. Что-то говорит и указывает за окно. Боже Праведный, да ведь это Фудзи-сан! Оригате, огромное оригате на всех языках! Сначала бегу к Гале с вестью, что за окном – Фудзи, потом к фотоаппарату. Японцы, видя наш щенячий восторг, уступают Гале место у окошка, чтобы лицезреть Гору. Я со своим фотоаппаратом побежала в тамбур. Гора на фоне ярко-голубого неба видна как на ладони, во всей своей красе. Похоже, японские боги сделали Гале подарок на её день рождения, не иначе.

От Осаки до Коя- сан ещё полтора часа на поезде по сногсшибательной дороге. Фуникулёр, автобус и, наконец, наш монастырь. Бронировали монастырь через этот сайт: http://www.japaneseguesthouses.com/db/mount_koya/index.htm. В монастыре нас встречает суровый (так нам кажется в начале) монах. Сначала мы чуть-чуть робеем перед ним, но потом видим, что он и сам «чуть-чуть робеет». Осматриваем нашу «келью» (шоб я так жил!) и монастырский онсен. Договариваемся, что в пять вечера мы будем сидеть в «келье» и ждать приглашения на вечернюю трапезу. В запасе есть пара часов, которые решаем потратить на посещение буддийского древнего кладбища. На горе более сотни буддийских монастырей школы сингон (пер. истинное, правильное слово). Основатель этой школы – монах Кукай. Монахи верят, что Кукай не умер, а вошёл в состояние самадхи, ожидая Будду Майтрея, поэтому многие верующие желают, чтобы их после смерти похоронили поближе к мавзолею Кукая. Но такой чести удостаиваются немногие. Меня на кладбище впечатляют не столько могилы с надгробиями, сколько огромные криптомерии. В Японии их иногда называют японским кедром, но к кедрам эти деревья никакого отношения не имеют. Могилы, деревья… Мне иногда кажется, что деревья, растущие на кладбищах, чем-то отличаются от других деревьев. Например, на кладбище в Львове запомнила сосны, на деревенском кладбище в Подмосковье – берёзы, а здесь вот – криптомерии. Может деревья и умершие люди как-то связаны, а может это просто игра фантазии

К положенному времени возвращаемся в монастырь. Аккурат в 5 часов появляется монах, который и ведет нас в нашу трапезную. Затем монах удаляется, а мы созерцаем столики с едой, икебану и ширму, украшающие наше застолье. В тот момент, когда монах возвращается с чаем и с тазиком горячего риса, Галя вспоминает, что забыла фотоаппарат. Когда монах опускается на колени и начинает объяснять что с чем едят и как, Галя вскакивает и выбегает из комнаты. Монах в явном замешательстве. Я наблюдаю всю картину со стороны и веселюсь от души. Растерянный монах, немного скомкав церемонию, ушёл и пришла растерянная Галя; оказывается, что фотоаппарат она не забыла, и он всё время был при ней. Что касается монастырской пищи. Честно скажу, я не знаю, как здоровые мужчины, ведущие активный образ жизни, выживают на таком количестве калорий. Без медитаций тут явно не обойтись. Больше всего меня умилило блюдо: на крохотном жёлтом керамическом лепестке нанизанные на зубочистку две малюсенькие картошечки «нелупешки». Мы скушали весь рис из кастрюли, опустошили все мисочки (я не осилила только одну картофелинку размером с ноготок мизинца), но всё равно, вышли из-за столиков, как и полагается, с лёгким чувством голода и мыслями о завтраке.

После ужина идём гулять по стихшему обезлюдившему городу. Небо звёздное, но местами стали появляться облака, и Галя пророчит погоду на завтра – будет дождь.

23 октября

Коя-сан
Вечер в Осаке

Ночью началась гроза. Я проснулась в 5 утра от удара грома. Гром грохочет, молнии сверкают – не заснуть. Подушки в монастыре забавные, будто силиконовыми шариками набитые; когда ложишься, они с лёгким шуршанием принимают форму головы. В 6 часов нас приглашают на молитву. Из гостей в монастыре, кроме нас, ещё четыре европейца. Мы с Галей устроились на татами за спинами монахов, другие гости расселись на скамеечке, но по ходу молитвы они тоже перебазировались на пол.

Молитвы поют три монаха. То голоса сливаются в один голос, то разделяются, то монахи переходят на горловое пение. По ходу пения интонации постепенно меняются, удары о металлическую чашу иногда совпадают с ударом грома, а за спиной, как природный аккомпанемент, шелестит в саду непрекращающийся дождь. Кажется, что звуки пронизывают всё тело; шустрый ум тут как тут, начинает анализировать, оценивать. Очень прошу его заткнуться, ум на какое-то время замолкает, но потихоньку снова начинает свою подпольную работу, пока снова его не нейтрализую. В конце молитвы чувствую себя со своей мозговой деятельностью, как мешок с навозом. Но при этом безмерно жаль, что монашеское пение уже закончилась.

После скромного скоромного монастырского завтрака с лёгким чувством голода отправляемся в Конгобудзи.

Храм запоминается, в первую очередь, выставкой ширм. На ширмах изображены легендарные и исторические эпизоды далёкого прошлого, когда на горе, под предводительством Кукая, была основана религиозная община Сингон. Есть ширмы с совсем простым и даже, как кажется, грубым рисунком, и мне они, почему-то, нравятся больше всего. Для меня остаётся загадкой, как это возможно в простом, на первый взгляд, рисунке передать, например, знойный летний день с его некоторой истомой и ленивой беззаботностью.

В стоимость билета в Конгобудзи входит чайная церемония. Нам выдали плошку чая с печенюшкой и пригласили в зал, чтобы выпить этот чай за приятной беседой. На полу в середине большого помещения весёлый японец что-то вещает слушателям с чаем. Мы тоже послушали японца, посмотрели на слушателей, слизнули наши печенюшки и потихоньку смылись, ибо японский язык мы ещё не выучили.

На территории храма находится самый большой в Японии сад камней. Затейливо расположенные камни на белом песке должны напоминать спину дракона, выступающую из облаков.

Мелкий моросящий дождь не прекращается ни на минуту, и к тому же ещё холодно. По таким погодным условиям нас хватает ещё на пару храмов, и мы дезертируем в Осаку.

Осакский отель обошёлся нам по 400 рублей на нос. За такую цену ожидали от отеля всего чего угодно, но оказалось, что кто-то просто неправильно обозначил цену в интернете, а т.к. вины нашей в этом нет, а бронь уже есть, то и живем мы в этом отеле за неправильную цену в 400 руб. Отельчик оказался чистым и уютным, и даже с онсеном и юкатами. Завтра наш последний день в Японии, а мы ещё не всех осувенирили, поэтому перед сном отправились в большой универмаг за покупками.

24 октября

Осакский замок
Океанариум

Это был единственный день, когда мы ещё утром толком не знали, что будем делать. Вариантов два: Нара – древняя столица с храмами и оленями, или осакский замок с чем-нибудь ещё. Храмов с оленями уже видели более чем достаточно, а замков ещё ни одного, поэтому выбираем второй вариант. К замку едем на метро. После токийского метрополитена, осакская подземка кажется совсем элементарной. Светит солнце и на небе ни облачка в напоминание о вчерашнем дождливом дне. В метро впервые увидели вагоны только для женщин. На перроне розовыми квадратиками с пометкой «только для женщин» помечено место, где остановится такой вагон, сам вагон отличается по цвету и тоже имеет надпись «только женщины», а для совсем уж погруженных в свои дела, ничего не замечающих мужчин, внутри вагона эти надписи повсюду.

В парке рядом с замком японцы занимаются физкультурой, у подножия мощных стен многочисленные школьники располагаются на пикники, иногда они пытаются залезть на сами стены замка – кто выше. Родители с детьми, голубиные стаи на площади перед замком, дошкольники (каждая группа в определённого цвета панамках, шортах, майках). Мне невероятно нравится сам замок, а, главное, атмосфера, царящая вокруг него. На верхнем этаже замка – смотровая площадка, на нижних – музей. В музее меня, как ребёнка, больше всего радует этаж, где по кругу по периметру замка в застекленных нишах сделаны диорамы на тему истории замка. В первом окошке загорается свет, и в глубине диорамы начинает разворачиваться голографическое действие, когда оно закончится, нужно перейти к следующему окошку и т.д. После музея выходим на улицу, покупаем по стаканчику знаменитого осакского мороженого (я взяла со вкусом винограда Изабелла, очень вкусно), и задумались, куда двигать дальше. У меня в кошельке последние три тысячи йен. Как раз хватит на океанариум, перекус и дорогу до аэропорта. Решено, едем в океанариум «Осака Каиюкан».

Вот уж не подумала бы, что когда-нибудь снова почувствую себя ребёнком, попавшим в сказочный мир. У Каиюкан есть хороший сайт, и в интернете полным полно отличных фотографий океанариума. Мой же простенький фотоаппарат наотрез отказался снимать через толщу воды. Единственный, кто хоть как-то получился – аквалангист, чистящий дно бассейна.

Высота центрального аквариума – 9 метров. И чего тут только нет: китовая акула, манты, скаты, морские черепахи, ещё несколько видов акул, стаи рыб. Периодически усаживаемся на пол и под медитативную музыку заворожено разглядываем обитателей морских глубин. Потрясающие ощущения, будто сидишь на дне морском, а вокруг тебя кружат подводные твари. В других аквариумах поменьше, сгруппированных по областям Тихоокеанского вулканического кольца, живут животные, населяющие океан от Алеутских островов до Антарктиды.

Этим замечательным днём закончилось наше маленькое путешествие по Японии.В Японии со временем для меня произошла метаморфоза: прошлое и будущее растворились, и осталось одно большое насыщенное настоящее. Может поэтому, но мне казалось, что прошло не две недели, а гораздо больше. Только в самолёте, когда летели назад в Москву, вспомнила в подробностях по дням всё путешествие. С прошлым появилось и светлое трудовое будущее с работой, семейными заботами и, очень надеюсь, с грядущим новым путешествием.


Источник: http://aleksgol.ru/japan_otchet.php


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Подарки своими руками и фото-идеи как сделать подарки Делайте подарки себе и своим близким

Дарит осень нам подарки Главная / Торговый комплекс Мегаторг во Владимире
Дарит осень нам подарки Стихи, стишки к детскому дню рождения. День
Дарит осень нам подарки Сценарий выпускного в детском саду Планета
Дарит осень нам подарки Сайт официального партнера ОТТО -групп в РФ
Дарит осень нам подарки Модные кофты и кардиганы осень-зима
Дарит осень нам подарки Красивые стихи про осень - fo
Япония отчет Для моей подружки - Открытки другу, подруге - Открытки Игры для веселой компании: во что поиграть на домашней вечеринке Мешок подарков Magformers 2017 - Магнитный конструктор Новые конкурсы на девичник для невесты: сценарий их проведения Подарки для дизайнера Что подарить дизайнеру? Поздравления племяннице с Днем Рождения Поздравления с днем рождения 53 года женщине

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ